Привет, Гость ! - Войти
- Зарегистрироваться
 
пользователь имеет статус «трастовый»
портрет № 250332 зарегистрирован более 1 года назад

MelnikV

Портрет заполнен на 40%

    Статистика портрета:
  • сейчас просматривают портрет - 0
  • зарегистрированные пользователи посетившие портрет за 7 дней - 1

Отправить приватное сообщение Добавить в друзья Игнорировать Сделать подарок
Блог   >  

Мельница - тексты любимых песен

  13.01.2016 в 01:59   106  

Мельница - "Прощай" 2015. Ох, как хороша эта песня! Так и хочется решительно выйти на улицу с мыслями: "На-ка, выкуси, Трескучий мороз -25! Мне совсем не холодно!" Хотя, конечно, текст совсем не об этом, но уж очень мотив бодрый.
....................
Прощай и если навсегда, то навсегда прощай.
Когда б за край - иди, прощай и помни обо мне!
Как близко край, а там туман, январь хохочет, вечно пьян;
Я заключен, как истукан, в кольце его огней.

Забудь о том, о чем не знал, забудь мои слова.
Не мной не сказаны слова, и ты о них забудь...
А там, за краем - рыщет тьма. Как никогда, близка зима.
И тень твоя, мою обняв, уходит снова в путь.

За краем Вечности, беспечности, конечности пурги.
Когда не с нами были сны, когда мы не смыкали глаз.
Мы не проснемся, не вернемся - ни друг к другу, ни к другим
С обратной стороны зеркального стекла...

Когда средь угольев утра ты станешь мне чужой!
Когда я стану и тебе чужим, моя душа.
Держись за воздух ледяной, за воздух острый и стальной.
Он между нами стал стеной, осталось лишь дышать.

За краем Вечности, беспечности, конечности пурги.
Когда не с нами были сны, когда мы не смыкали глаз.
Мы не проснемся, не вернемся - ни друг к другу, ни к другим.
С обратной стороны зеркального стекла...

За краем ясных, и ненастных, и напрасных зимних дней.
Когда без звука рвется синь, когда и ночь без сна бела.
Мы не вернемся никогда друг к другу и к себе.
С обратной стороны зеркального стекла.

За краем вечности, беспечности, конечности пурги.
Когда не с нами были сны, когда мы не смыкали глаз.
Мы не проснемся, не вернемся - ни друг к другу, ни к другим.
С обратной стороны зеркального стекла...

За краем ясных, и ненастных, и напрасных зимних дней.
Когда без звука рвется синь, когда и ночь без сна бела.
Мы не вернемся никогда друг к другу и к себе.
С обратной стороны зеркального стекла.
------------
"Дракон"

Позабытые стынут колодцы,
Выцвел вереск на мили окрест,
И смотрю я, как катится солнце
По холодному склону небес,
Теряя остатки тепла.
Цвета ночи гранитные склоны,
Цвета крови сухая земля,
И янтарные очи дракона
Отражает кусок хрусталя -
Я сторожу этот клад.
Проклинаю заклятое злато,
За предательский отблеск тепла,
Вспоминаю о той, что когда-то,
Что когда-то крылатой была -
Она давно умерла.
А за горами, за морями, далеко,
Где люди не видят, и боги не верят.
Там тот последний в моем племени легко
Расправит крылья - железные перья,
И чешуею нарисованный узор
Разгонит ненастье воплощением страсти,
Взмывая в облака судьбе наперекор,
Безмерно опасен, безумно прекрасен.
И это лучшее не свете колдовство,
Ликует солнце на лезвии гребня,
И это все, и больше нету ничего -
Есть только небо, вечное небо.
А герои пируют под сенью
Королевских дубовых палат,
Похваляясь за чашею хмельной,
Что добудут таинственный клад,
И не поздней Рождества
----------------------------
Вот это я понимаю, проблема, герой ( на моё имхо Дракон) чахнет над златом и вспоминает о своей умершей любимой. Да и сам дракон давно остался один в своём племени, и ему уже к Рождеству уготована несладкая участь. На доллар по 77, а баррель по 30 ему уж точно наплевать.

"Чужой"

Он пришел, лишь на час опережая рассвет;
Он принес на плечах печали и горицвет.

Щурился на месяц, хмурился на тучи,
Противосолонь обходил деревню,
И молчали ветры на зеленых кручах,
И цепные птицы стерегли деревья.

Ты не наш - в синих окнах трепетали огни.
Ты продашь, ты предашь за гривну - знали они.

Постучался в двери там, где вишни зрели,
К той, что пела песни да низала бисер,
Где играли звери, где плясали перья,
О незваном госте прошуршали листья:

Ты чужой, ты другой, ты не мой, не любый.
Но подожди, за окном дожди, не ходи, не думай.

Где же память твоя - низа оловянных колец?
Где же сердце твое - серебряный бубенец?

Обронил дорогой, заплатил в трактире,
Отобрали воры за гнедой горою;
Я тебя впустила, я тебя простила,
Не горюй о сердце - я скую другое.

Как узнать, удержать перекати-поле?
Приютить, обольстить, не пустить на волю...

Горы ждали весны, посылали солнце за ней.
Сосны видели сны, как им мачтами стать кораблей.

На пороге бросил ворох горицвета,
Только обернулась - он уже далеко,
А в гнездо пустое на дубовой ветке
Колокольчик-сердце унесла сорока.

И не надо звать, ведь твои слова - как трава под ноги.
Как тростник, птичий крик, краткий миг дороги.
Гонит ветер на восток через воды и песок, через горький сок полыни.
Не догнать, не поймать, не узнать твое имя...

Gaudete
Gaudete, gaudete, как выходит зимний ветер
Из ледового чертога, из железного дворца.
Он жестокий, ясный, синий, весь в узорах клавесина,
И с морозным звонким треском разбиваются сердца.

Gaudete, gaudete, кровью горного рассвета,
Встречей взглядов и пожатием обветренной руки,
Коль тропой хрустальных трещин путь волхвовый бесконечен,
Принесу тебе дары я - сердце, вечность и коньки.

Gaudete, gaudete, gaudete;
Gaudete, gaudete gaudete;
Gaudete...

Gaudete, gaudete, мы друг другом ли согреты,
Мы ль дыханием одеты прозреваем сердце тьмы.
Так возрадуемся, други - се дитя огня и вьюги,
Gaudete, gaudete, се грядет король зимы!

Мельница - Dreadnought

Мой крылатый дредноут уходит в глухую ночь,
Лишь сияние Эльма нещадно рвет темноту.
Все трусы -- штатские крысы давно разбежались прочь,
Остальные со мной и бесстрашно стоят на посту.
Даже если взорвать весь душевный боезапас,
Пробить пространство и время, мне не вернуться туда,
Куда смотрит и смотрит мой странный упрямый компас,
Где по тонкому льду все бегут дней твоих поезда.

Ночной невидимый воздух на жестком дремлет крыле,
И льется северное сияние кильватером в пустоту --
Я закован в его полотне, словно в плавящемся стекле,
А радио ловит лишь только, только твою частоту.

Но ты всё же поглядывай на горизонт -- никогда,
Я пришлю тебе весточку с белым почтовым китом.
Здесь годы бьются о штевень, темны, солоны как вода,
И поют свою песню за крепким железным бортом.

Но единственная пристань -- высоко, а небо -- низко,
Тянут сны из глубины, и до весны нам путь неблизкий.
Цеппелина бок ребристый сквозь туман густой, когтистый,
Схватит высверк серебристый острого винта.

Отвернись уже, не смотри на горизонт никогда,
И не жди даже весточки с белым почтовым китом.
Годы бьются о штевень, темны, солоны как вода
И поют свою песню за крепким железным бортом.
А я, поверь, взорвал бы весь боезапас
И пробил пространство и время туда,
Куда все смотрит и смотрит мой странный и упрямый компас,
Где по острому льду летят твои поезда --
В никогда...


Воин вереска
Мельница

Над болотом туман,
Волчий вой заметает следы.
Я бы думал, что пьян -
Так испил лишь студеной воды.

Из кувшина, что ты мне подала,
Провожая в дорогу,
Из которой я никогда не вернусь,
Жди - не жди, никогда не вернусь.

И не сомкнуть кольцо седых холмов,
И узок путь по лезвию дождя,
И не ищи - ты не найдешь следов,
Что Воин Вереска оставил, уходя.

Словно раненый зверь,
Я бесшумно пройду по струне.
Я не стою, поверь,
Чтоб ты слезы лила обо мне.

Чтоб ты шла по следам моей крови во тьме -
По бруснике во мхе,
До ворот, за которыми холод и мгла, -
Ты не знаешь, там холод и мгла.

И не сомкнуть кольцо седых холмов,
И узок путь по лезвию дождя,
И не ищи - ты не найдешь следов,
Что Воин Вереска оставил, уходя.

Ты однажды вдохнешь
Терпкий ладан октябрьской луны,
В сердце сдвинется нож,
Боль поднимется из глубины.

Неужели ты ждешь воплощение беды,
Духа сумрачной стали,
Чтобы снова дать мне напиться воды,
Этой пьяной хрустальной воды?

Но не сомкнуть кольцо седых холмов,
И узок путь по лезвию дождя,
И не ищи - ты не найдешь следов,
Что Воин Вереска оставил, уходя.
И не ищи в морозной мгле следов,
Что Воин Вереска оставил, уходя.