Привет, Гость ! - Войти
- Зарегистрироваться
 
портрет № 715277 зарегистрирован более 1 года назад

Нихренарх

он же Не М И по 04-06-2015
настоящее имя:
Котэ
популярность:
12452 место +117↑
рейтинг 1250 +10↑ ?
Уровни Нихренарх на других форумах
2 уровень
Привилегированный пользователь 2 уровня
Портрет заполнен на 48%

    Статистика портрета:
  • сейчас просматривают портрет - 0
  • зарегистрированные пользователи посетившие портрет за 7 дней - 3

Отправить приватное сообщение Добавить в друзья Игнорировать Сделать подарок
Блог   >  

Герои огненных таранов

  05.05.2015 в 12:17   180  

topwar.ru/print:page,1,74281-na-dorabotku-geroi-ognennyh-taranov.html
Это произошло 26 июня 1941 года, на пятый день войны, когда при бомбардировке колонны танков противника был подбит самолет капитана Николая Гастелло. Командир эскадрильи не вышел из боя и продолжил сражаться с фашистами до конца. Пилот твердой рукой направил объятый пламенем бомбардировщик в самую гущу танков и бензоцистерн противника. Там, в бушующем костре вражеских машин, закончил свой последний полет вместе с командиром и его боевой экипаж (лейтенанты Григорий Скоробогатый, Анатолий Бурденюк и сержант Алексей Калинин).

Имя героя обрело известность. О подвиге писали центральные газеты и рассказывали по радио. Бросок подожженного бомбардировщика на наземную цель, впервые совершенный комиссаром полка М. Ююкиным еще в 1939 году, и подвиг капитана Гастелло показали советским летчикам последнее средство борьбы, которое у них ничто не могло отнять, — ни повреждение самолета, ни иссякший запас снарядов, ни тяжелое ранение.

Много лет считалось, что первым в боях с гитлеровцами совершил таран наземной цели экипаж капитана Н. Гастелло. Но работа историков позволила внести коррективы. Установлено, что одним из первых, кто совершил огненный таран наземной цели, был экипаж бомбардировщика под командованием капитана Г. Храпая. В составе экипажа были штурман лейтенант В. Филатов и стрелок-радист старший сержант Г. Тихомиров. И это произошло 24 июня 1941 года в районе города Броды Львовской области. В этот же день огненный таран совершил старший политрук С. Айрапетов. Он направил свой самолет на колонну автомашин врага в районе города Таураге в Литве.

Герои огненных таранов

27 июня 1941 года у польского города Хрубешува новый огненный взрыв смерчем прошел по фашистской мотоколонне. Это был прощальный салют летчика лейтенанта Д. Тарасова и штурмана лейтенанта Б. Еремина, которые повторили подвиг экипажа капитана Гастелло. Через день 29 июня 1941 года теперь уже на белорусской земле взметнулось пламя яростного взрыва. Это в самый центр группы гитлеровских танков обрушил свой бомбардировщик старший лейтенант И. Пресайзен.

4 июля 1941 года на шоссе Резекне-Остров своим бомбардировщиком нанес удар по вражеским танкам командир эскадрильи капитан Л. Михайлов. 28 августа летчик младший лейтенант И. Вдовенко и штурман лейтенант Н. Гомоненко направили свой горящий самолет на переправу противника через Днепр и уничтожили ее.

19 сентября 1941 года под Ленинградом младший лейтенант В. Бондаренко нацелил свой подбитый истребитель на зенитную батарею противника. 23 сентября таранил Бериславскую плотину на Днепре старший лейтенант И. Золин. 28 сентября обрушил свой самолет на колонну фашистских танков под Тулой сержант Д. Корязин.

Герои огненных таранов

В последнее время среди некоторых военных историков стало встречаться утверждение о том, будто наземный таран был вызван случайным падением потерявших управление самолетов. Но факты говорят о другом. Свидетельства наших пилотов, слышавших в наушниках шлемофонов сквозь грохот боя последние слова героев: «За Родину, иду на таран!» и видевших их огненное пике, наконец, сами обстоятельства свершения тарана убедительно доказывают, что подбитые машины сознательно направлялись на цель твердой рукой летчиков.

«17 января 1945 года, сопровождая группу штурмовиков, — сообщали летчики-истребители майор Гонтаренко и капитан Макаров о последнем боевом вылете младшего лейтенанта А. Колядо, — мы наблюдали, как четвертый ведомый, у которого в воздухе загорелся мотор, развернул свой «ил» и врезался в скопление живой силы и техники противника. По нашему наблюдению самолет был управляемым, и пилот при желании мог приземлиться на фашистской территории».

Строки боевых документов подтверждают, что грохот взрывов и лавина пламени, рвавшие на части танковые клинья фашистов, вздымавшие в воздух их пушки, разламывавшие мосты и переправы, были вызваны не случайным падением потерявших управление самолетов. Нет, самолеты на цель бросали живые люди, решившие, даже ценою своей жизни, нанести удар по ненавистному врагу.

Пламя вздымалось над мотором и фюзеляжем подбитого бомбардировщика, рвалось к бензобакам — старший политрук А. Аникин не сворачивал с боевого курса. Будто не замечая смертельной опасности, угрожавшей ему, летчик дерзко атаковал фашистские танки, сосредоточенные для переправы через реку Великую. Ведомые им пилоты прорывались сквозь шквал зенитных разрывов и во второй, третий раз обрушивали на гитлеровцев смертоносный груз. Четвертое пике было последним для старшего политрука — огненной кометой своего самолета он врезался в строй танков с крестами на броне. Противник в тот июльский день 1941 года так и не смог выйти на правый берег реки Великой.

Была ли у тех героев возможность, как и у А. Колядо, сохранить жизнь? Конечно. Они могли совершить посадку или выпрыгнуть из пылающих машин на парашютах. Последняя цель не могла быть выбрана случайно. Иначе разве удалось бы летчику лейтенанту В. Ковалеву таранить 14 декабря 1941 года зенитную батарею противника, расположенную в стороне от станции Румянцеве, над которой он был подбит? Летчик видел, что батарея шквалом огня преградила путь его ведомым к двигавшимся по Волоколамскому шоссе вражеским танкам, и взял курс на нее. Летящим костром обрушился на огневую позицию врага, истребитель В. Ковалева смял орудия вместе с их расчетами, а фашистские танки, лишившись зенитного заслона, были сожжены летчиками звена героически погибшего командира.

Под стать подвигу В. Ковалева был огненный таран командира эскадрильи капитана В. Ширяева. 4 сентября 1942 года во время атаки гитлеровских танков, рвавшихся по калмыцкой степи к Сталинграду, его самолет настиг залп зениток. Летчик отделился от своей группы и, найдя большое скопление машин противника, направил на них израненный штурмовик. 21 октября 1943 года, смертельно раненный осколком зенитного снаряда, летчик спикировал на огневые точки противника, мешавшие продвижению нашей наступающей пехоты у города Мелитополя.

Герои огненных таранов

Во имя Победы таранили наземные цели лейтенант В. Алейников, капитан С. Бородкин, капитан К. Захаров, лейтенант П. Кривень, старший лейтенант П. Надеждин и другие советские пилоты. Наземный таран — это подвиг, совершить который в состоянии были только советские летчики, воспитанные на чувстве патриотизма и привычке ставить интересы страны выше личных.

Путь к подвигу можно проследить по маршрутам боев майора Д. Жабинского. 9 октября 1943 года в одном из вылетов на Западном фронте под непрерывным обстрелом зениток вместе с ведомыми он семь раз заходил в атаку на артиллерийскую батарею противника и все-таки подавил ее огонь. Раненный в грудь, шею, правую руку, Д. Жабинский из последних сил борется за жизнь, за сохранение самолета, веря, что на грозном «иле» он не раз еще «проутюжит» фашистов. И летчик всем смертям назло возвратился в строй.

Когда же 15 февраля 1945 года при штурме гитлеровского аэродрома самолет Д. Жабинского был подбит очередью зенитного пулемета, пилот отбросил возможность спастись, ибо это могло означать только плен. Жабинский решил всю стальную мощь своего «ила» обрушить на врага — погибнуть так, чтобы и от смерти была польза. «Прощай, Родина!» — с этими словами, услышанными по радио боевыми товарищами, пилот отдал ручку управления горящей машиной от себя.

Герои огненных таранов

Да, тараны наземных целей совершались и в конце войны. И Д. Жабинский был не единственным. 19 марта 1945 года при штурмовке фашистского аэродрома в Хайлигенбайле (Восточная Пруссия) был подбит самолет капитана К. Иванова. Бесстрашный летчик сознательно, без колебаний направил свой штурмовик на скопление самолетов противника.

Самопожертвование героев огненных таранов явилось высшим проявлением героизма, более того, коллективного героизма. Ведь в бомбардировщиках или штурмовиках, ведомых на врага пилотами, были спаяны с ними ненавистью к врагу, фронтовой дружбой все члены экипажа. Штурманы и стрелки-радисты Назар Губин, Борис Еремин, Борис Капустин, Семен Косинов, Сергей Ковальский, Николай Павлов, Петр Сологубов, Степан Щербаков и другие — все они до последней секунды жизни, до последнего дыхания выполняли свой долг. Советские летчики в годы войны совершили 446 огненных таранов. Почти все эти герои не вернулись с войны, но память о них живет в названиях улиц, заводов, школ и судов.

Источники:
Гуляс И. Фрагменты боевого применения Ил-4 //Авиация и время. 1998. № 1. С. 17-18.
Котельников В., Медведь А., Хазанов Д. Пикирующий бомбардировщик Пе-2 // Авиация и космонавтика. 2004. №5-6. С.29-30.
Михайлов В. Щит и меч отчизны // Авиация и космонавтика. 2002. №8. С.8.
Зайцев А. За честь, свободу и независимость Родины // Крылья Родины: сб. статей. М.: ДОСААФ СССР, 1983. С. 162-164.
Ларинцев Р., Заболотский А., Котлобовский А. На таран! // Авиация и время. 2003. № 5. С. 25.
Коваленко А., Сгибнев А. Бессмертные подвиги. Москва: Воениздат, 1980. С. 102-110.