Наследница живет в квартире матери без воды и газа
Наследница живет в квартире матери без воды и газа


Наталья Павленко (имя изменено. — Прим. ред.) родилась и выросла в Горьком, жила в доме на Верхне-Волжской набережной, училась в школе № 13.


— Это была квартира профессора медицины. Он умер, осталась жена, тоже врач, Анфиса Игнатьевна Алексеева, — рассказывает Наталья. — После войны дедушка заселился с семьей в одну из двух комнат. Бабушка во время войны умерла. Дедушка женился второй раз. После закрытия Суворовского училища (работало в Горьком в 1944–1956 годах. — Прим. ред.) они уехали на Украину. А мама осталась.


А дальше история повторилась. В этой квартире мама вышла замуж, родилась Наташа. А потом отец ушел из семьи, а мама с новым мужем уехала в Сормово, там родился брат. А девочка осталась в этой квартире, по сути, с посторонним человеком. Ей было 13 лет.


Спорная квартира находится в доме на Верхне-Волжской набережной
Спорная квартира находится в доме на Верхне-Волжской набережной


— Мама давала на жизнь. Но я старалась сэкономить деньги, чтобы обуться, одеться. И я занималась в хореографической студии, а она была платная даже в советские времена, — продолжает Наталья. — Я падала в голодные обмороки, а эта женщина меня подкармливала. Она была из дворянской семьи и сама готовить не умела. Она ходила в «Кулинарию», покупала салатики, винегретики, запеканочки и кусочек мне выделяла.


Хореография стала ее профессией. Окончив школу, она поехала в Ленинград — соседка снабдила адресом своих знакомых, которые приютили девушку. После кульпросветучилища был институт культуры в Минске — он тогда только открылся. И опять посторонние люди дали адрес знакомых — остановиться на первое время. Там, в Белоруссии, сложилась семья и работа. А после развала СССР она стала гражданкой иностранного государства.


Водопроводный шланг обрезан
Водопроводный шланг обрезан


Мама тем временем перебралась обратно с семьей на Верхне-Волжскую набережную. После смерти соседки стала хозяйкой квартиры и оформила права собственности пополам с сыном. В Минск переехать отказалась наотрез: нужна здесь сыну.


— У меня не было ревности к нему. Я хотела счастья своей маме. Я понимала, что она осталась молодая без мужа. У нее вся жизнь была в брате, — поясняет Наталья. — И я ее понимаю прекрасно. Когда мой сын женился, у меня земля ушла из-под ног, я не знала, чем жить. А потом стала учиться жить для себя.


Тем не менее свою половину квартиры мама оставила по завещанию Наталье. И это стало неожиданностью для брата — он претендовал на всю площадь. Брат с сестрой обменялись предложениями о покупке доли квартиры. Он согласился, и Наталья приехала оформлять сделку.


«Чужая родня». Брат пытается выжить сестру и захватить квартиру в центре Нижнего Новгорода


И тут начался кошмар. Когда она вошла в квартиру, обнаружила, что все более-менее ценные вещи вывезены, замки сломаны. Сам брат в квартире не живет — он с семьей обитает в Тарасихе. На связь не выходит, от его имени действует шурин — брат жены. Мужчина врывается в квартиру, угрожает всеми бедами вплоть до убийства.


Боевые действия идут по всем фронтам — где выгорит. Соседям рассказывают, что Наталья невменяема и проживание по соседству с ней опасно. Родственник брата — он «по счастью» оказался сантехником — обрезал ей воду. Потом в ее отсутствие вызвали МЧС по поводу утечки газа. Газовые трубы тоже обрезали. Так она и живет, собирает воду в кастрюльки. Чистую — умыться, грязную — туалет смыть. Готовит в микроволновке.


Запасы питьевой воды
Запасы питьевой воды


Шурин брата несколько раз рвался в ее комнату, пытался взломать замок. Она вызывала полицию — и ничего. Выдворить его из квартиры невозможно: он доверенное лицо собственника. А по поводу угроз — когда убьют, тогда и приходите.


Покупать ее долю брат, видимо, передумал. Продать кому-то постороннему не удается — во-первых, родственники заломили немыслимую цену (а дом 1938 года постройки), во-вторых, придумывают предлоги для отказа. Например, не понравилось, как покупатель разговаривал.


Наталья боится, что родня воспользуется ее доверенностью на сдачу квартиры в аренду — она когда-то давала такую — и продаст квартиру тайком от нее. По совету одного их юристов она подала в МФЦ заявление, что без личного присутствия не разрешает сделки с недвижимостью.


— Я только сейчас поняла, что была обделена и семьей, и вниманием родителей. Все время получалось, что мою жизнь, мою судьбу делали посторонние люди. И помогали мне в этой жизни не родные люди, а посторонние, — говорит Наталья.


Умываться приходится из баночки
Умываться приходится из баночки


К сожалению, не редкость, когда родные люди становятся врагами при дележе наследства. Как поступать в таких случаях? Корреспондент NN.ru обратился за советом к юристу Александру Вереничу.


— Я не согласен с коллегой по поводу какого-то заявления в МФЦ. МФЦ — это перевалочный пункт, «прокладка» между нами и регистраторами, которых освободили от общения с клиентами. Поэтому подобные заявления бесполезны. — пояснил Александр Владимирович. — Тем более что никаких сделок с квартирой по закону регистратор в принципе не может провести без присутствия собственника.


Сделки с недвижимостью осуществляются по определенным правилам. Если она получила наследство, она теоретически является собственником. Теоретически. Потому что право собственности возникает с момента регистрации. Она должна пойти в Росреестр или МФЦ и подать документы о вступлении в права собственности. Ее имя должно быть внесено в реестр прав на недвижимое имущество — это первое.


Второе. Если он или она собираются продать свою долю в квартире, то сособственник имеет преимущественное право покупки. Это означает, что любые сделки без предложения сособственнику недействительны и отменяются.


Даже вода после мыться посуды идет в дело 
Даже вода после мыться посуды идет в дело 


Как только она захочет продать свою долю третьему лицу, она должна в письменной форме уведомить противоположную сторону, что она предполагает продать свою долю за такую-то цену и предложить в течение 30 дней дать ответ. Либо они за эту цену выкупают ее долю, либо они отказываются, и она получает право продать любому третьему лицу. Но за ту цену, которая была названа в письме. Пока не было сделано предложение о продаже, любые сделки в обход обязательной доли будут недействительны, их легко отменить.


Раньше мы это делали заказным письмом с описью вложения. Но сейчас лучше воспользоваться услугами нотариуса. В их цену входит составление письма на гербовой бумаге, отправка, получение ответа. Нотариус берет на себя все эти обязанности


Следующий вопрос. Никто никогда не может заставить собственника расстаться со своим имуществом, кроме государства для своих нужд. Если собственник не хочет, если они в переговорах не достигли понимания о цене, если он в принципе не хочет продавать, то это бесполезно.


Теперь самое основное — что делать этой женщине. Во-первых, если ей объявлена война, есть два варианта: либо бороться, либо сдаться. Сдаться — это уехать в свою Белоруссию и оставить им квартиру. Если она готова бороться, она должна на войну отвечать войной.


Любые попытки вскрыть ее комнату должны фиксироваться. Неважно, что участковый говорит: «Нет тела — нет дела». Это его глупость. На любое письменное обращение он обязан дать ответ. А если ответ не устроит, надо идти в прокуратуру и обжаловать его. И заставить этого участкового выполнить свою работу.


Замок в комнату пытались взломать
Замок в комнату пытались взломать


Она может написать: «Я предполагаю…». Не надо ничего утверждать, а то в клевете обвинят. «Я предполагаю, что мой брат, который является сособственником, таким образом выживает меня. Прошу проверить мои показания. Я считаю, что это он либо по его указанию».


Заявление подается по месту совершения преступления или по месту жительства человека. А кому потом полицейское руководство распределит дело — дознавателю или следователю, или участковому — это не наш вопрос совершенно. Выльется это в уголовное дело или нет — неважно, должна быть бумага. И нужно копить данные документы.


Я рекомендую в таких случаях обращаться в полицию и фиксировать. Понятно, что никто не придет и не решит проблему — она сложно решаемая, это наследие советского времени и 90-х годов: слабое правовое регулирование, беспредел правоприменения, отсутствие работы исполнительной власти, органов полиции — нежелание их работать. Обязательно нужно фиксировать все эти события, потому что это угроза ее собственности, попытка ухудшить ее материальное положение.


При этом я рекомендую обратиться с предложением о выкупе. И если в течение 30 дней не получен ответ или получен отказ, обращаться к риелтору — это единственный способ — и продавать третьему лицу. То есть возложить топор войны на чужие плечи. Дальше они будут разбираться между собой, а она решит свою проблему.