Жильцы единогласны: их подписи подделаны
Жильцы единогласны: их подписи подделаны


Вчера в Нижнем Новгороде прошла одна очень занимательная пресс-конференция: она была посвящена повышению тарифов на содержание жилых помещений (СЖП) с июля 2019 года. Представитель пяти домоуправляющих компаний города (Нижегородского, Советского, Приокского, Канавинского, Московского районов) Юлия Ядрова попыталась оправдаться перед жителями, утверждая, что никто подписи нижегородцев не подделывал. NN.RU, конечно же, не позвали.


Мы писали о подделанных подписях полгода: с самого лета наши журналисты вели сюжет «Коммунальная анархия». Мы пообщались с десятками нижегородцев, кого коснулась эта проблема, своими глазами увидели сотни бюллетеней, где стояли подписи. «Это не моя подпись», — говорили люди в один голос. У каждого на лице — замешательство и негодование.


Никакой конкретики от пресс-службы домоуправляющих компаний добиться не получалось. «Мы проводим внутреннюю проверку», «Идут суды, мы не считаем уместным их комментировать», — отвечал нам пресс-секретарь домоуправляющих компаний Нижегородского, Советского, Приокского, Канавинского и Московского районов Михаил Песин. Это длилось полгода. И вот вчера состоялась пресс-конференция, где мы, по идее, должны были задать вопросы и получить ответы, но так уж вышло, что именно нас на мероприятие не пригласили. Михаил Песин, несмотря на то, что является руководителем пресс-службы, об этой пресс-конференции просто-напросто «не знал». Этим он объяснил, почему NN.RU не получил приглашения.


Обо всём, что заявлялось на мероприятии, мы узнали от наших коллег. Итак, выступила перед СМИ руководитель клиентского сервиса ДУК Нижнего Новгорода Юлия Ядрова. Девушка заявила несколько тезисов, которые у журналистов NN.RU и людей, мало-мальски разбирающихся в ЖКХ, вызвали возмущение.


Итак, к чему же ДУКи пришли после полугодового молчания?


Квитанции в июле нижегородцев поразили
Квитанции в июле нижегородцев поразили


Почему мусорная реформа — не оправдание


— Необходимость индексации возникла после мусорной реформы: к компаниям, занимающимся вывозом мусора, стали выдвигаться другие требования — сократилось время на уборку мусора, увеличилось количество проверок. Соответственно, им потребовалось платить больше денег. Для каждого дома была выведена своя стоимость, так как она зависит от многих факторов, — сообщает «Комсомольская правда» со ссылкой на Юлию Ядрову.


Мысль парадоксальная, и вот почему. Даже если у ДУК возникла «необходимость индексации», индексировать СЖП они не имели права, ведь согласно закону принять решение о повышении тарифа по этой строке может только собрание собственников. Нижегородцы из разных районов города, с разных улиц в голос утверждают, что собраний в их домах не проходило.


Вместе с тем отношение к мусорной реформе всей этой истории всё же имеет место быть. Председатель Союза собственников жилья Наталья Шартанова высказала свою версию произошедшего:


— Домоуправляющие компании сильно потеряли в деньгах после проведения мусорной реформы. Никитин приказал ДУК снизить вывоз мусора на четыре рубля. Крупногабаритный мусор стал вывозить региональный оператор. Даже невооружённым глазом видно, что управляйки потеряли очень много денег, и эта индексация была предсказуема. Они рассчитывали на бездействие жителей. То, что СМИ обратили внимание, то, что люди начали противодействие, — это просто нонсенс!


То есть связь с мусорной реформой действительно есть — в этом ДУКи не слукавили на вчерашней пресс-конференции.


Визуально видно, что подписи отличаются
Визуально видно, что подписи отличаются


«Человеческий фактор» тоже не прикрытие


Вторая мысль, которую озвучила Юлия Ядрова:


— Нередко в таких ситуациях имеет место человеческий фактор. К сожалению, люди, занимающиеся обходом квартир с бюллетенями для сбора решений собственников, не имеют права спрашивать у жильцов паспорт. В итоге расписаться за владельца квартиры может его друг, знакомый, арендатор... Или, к примеру, кто-то заверяет, что его сосед тоже не будет против какой-либо инициативы и ставит подпись за него. Кроме того, бывают ситуации, когда человек сначала ставит подпись, а потом после разговора с друзьями, соседями, коллегами идет на попятную и заявляет, что ничего не подписывал.


Если виной всему «человеческий фактор», то как объяснить, что в сотнях домов (улицы Акимова, Яблоневая, Должанская, Совнаркомовская, Краснозвёздная, Мурашкинская, Есенина, Сергеевская, Родионова, Политбойцов, Гагарина, Героя Усилова, Куйбышева и не только) ни один человек не узнал своей подписи и не вспомнил, как участвовал в собрании? Как в таком случае объяснить подписи мертвецов в бюллетенях?


Ранее мы брали комментарий у жительницы дома 12 по улице Краснозвёздной Аллы Гордеевой. В её квартире за увеличение тарифа подписался некто Ю. И. Лушин, который мёртв уже несколько лет.


— Его нет семь лет. Подпись, конечно, не его. Надо мной ещё две соседки были, одной год нет, другой — два года. Татьяна Петровна Голованова умерла, буквально в мае у неё была година. Шиканова тоже умерла. Но за них за всех расписались.


Тут теория «человеческого фактора» рушится на глазах.


Мы попробовали связаться с Юлией Ядровой, но обратной связи не получили. Оно и понятно: с NN.RU ДУКи общаться не хотят по очевидным причинам.


Тем временем нижегородцы начали объединяться: во «ВКонтакте» появилась группа для всех, кто попал под незаконное подорожание «Нижний против подделки подписей ДУКами». NN.RU уже организовал правовую консультацию для её участников.