5 августа среда
СЕЙЧАС +13°С

Природа возвращает своё: смотрим, что стало с «Белым морем», «Чёрной дырой» и Игумновским полигоном

Два из трёх объектов уже закончены, а вот с «Чёрной дырой» ещё придётся повозиться

Поделиться

За последние два года на всех трёх объектах была проведена огромная работа

За последние два года на всех трёх объектах была проведена огромная работа

Ликвидированы свалка ТБО «Игумново» и шламонакопитель «Белое море»

Как известно, в Нижегородской области три экологических беды — «Белое море», «Чёрная дыра» и полигон для складирования ТБО в Игумново, который почему-то так и не получил звучного названия в отличие от прочих двух. Долгое время эти три экологические катастрофы не давали покоя ни экологам, ни местным жителям, но с прошлого года дело начало сдвигаться с мёртвой точки — их начали активно ликвидировать.

Два из них — «Белое море» и свалка в Игумново — уже ликвидированы, и их не узнать: вместо разрухи там теперь красивые поля, на которых скоро даже будут проводиться фестивали и другие события. С «Чёрной дырой» пока что больше проблем, её должны очистить к следующей осени. Ну а мы побывали вчера на всех трёх и узнали, что было сделано, а что ещё только будет.

«Белое море»

Ещё несколько лет назад на этот шламонакопитель было невозможно взглянуть без ужаса: огромная территория у завода «Капролактам» представляла собой белое абсолютно мёртвое поле химических и иных отходов. Решение о его ликвидации было принято ещё в 2012 году, только вот работы велись со скрипом. Например, пару лет назад замглавы администрации Дзержинска даже получил уголовный срок за то, что средства на ликвидацию «Белого моря» были просто растрачены на другие никому не ведомые цели.

Вот так «Белое море» выглядело ещё пару лет назад

Вот так «Белое море» выглядело ещё пару лет назад

Сейчас же, как утверждает депутат ЗСНО Владислав Атмахов, ни с самим финансированием, ни с его освоением проблем нет, а потому работа была проведена в кратчайшие сроки:

— Принципиально нужно сказать одно: многие жители переживают за эти объекты, каким образом проходит рекультивация, каким образом происходит устранение накопленного экологического ущерба. Самое важное, что мы, в конце-то концов, получили финансирование. Когда оно есть, уже проще заниматься процессом рекультивации и вопросом очищения территорий. И здесь надо сказать, что нам, и нижегородцам, и дзержинцам, очень повезло, что государство обратило на это особое внимание. А сейчас мы просто следим за исполнением этого поручения правительства. Как мы видим, на этом объекте деньги освоены и мы получили настоящие зелёные территории. Да, на ряде объектов процесс очищения проходит не без трудностей, но мы уверены, что хотя и не без замечаний, но работы будут закончены, — заявил депутат.

Сейчас один из самых опасных с точки зрения экологии объектов трудно узнать

Сейчас один из самых опасных с точки зрения экологии объектов трудно узнать

С недавних пор дело пошло и правда куда бодрее: за полтора года на шламонакопителе по специальной мембранной технологии уложили песок, бентонитовые маты, геомембрану, геотекстиль, растительный грунт и биоматы. И сейчас эта территория выглядит вот так.

Все вредные отходы остались изолированными под землёй и уже не смогут оказать вреда окружающей природе

Все вредные отходы остались изолированными под землёй и уже не смогут оказать вреда окружающей природе

Заодно, пока земля приходит в себя после всего этого химического ужаса и становится полноценной частью экосистемы, территорию огородили, чтобы никто вновь не привёз туда мусор. Правда, и здесь есть некоторые проблемы — иногда местные жители пытаются украсть забор:

— Забор тоже представляет особый интерес нечистым на руку людям, но мы с полицией взаимодействуем и передаём все сигналы туда. Здесь мы попытаемся сделать арт-пространство, которое впишется в естественную среду. Будем проводить эксперименты и будем рассматривать вопрос сохранения естественных условий для животных. Мы заметили, что уже и зайцы поселились на этой территории, и птицы прилетают, так что это место может стать полноценной частью экологической среды, — рассказывает директор ГБУ НО «Экология региона» Максим Левин.

На заборе можно увидеть предупреждающие знаки, но некоторые не особо сознательные граждане всё равно пытаются туда пробраться

На заборе можно увидеть предупреждающие знаки, но некоторые не особо сознательные граждане всё равно пытаются туда пробраться

Сама технология рекультивации шламонакопителя поистине впечатляет. Остатки опасных отходов похоронены под несколькими слоями мембран, песка и биогрунта, поверх же всего этого положены специальные средства, позволяющие расти зелени. Всего сейчас на «Белом море» произрастает 5–7 сортов трав, и добиться этого удалось благодаря технологии биоматов.

Последний слой покрытия — те самые биоматы, являются полностью биоразлагаемыми — они состоят из отходов льна

Последний слой покрытия — те самые биоматы, являются полностью биоразлагаемыми — они состоят из отходов льна

Биоматы — это подложка из естественных материалов, большая её часть состоит из отходов льна. На них высыпают семена растений, которые специально подбираются с учётом местной экосистемы и климатических особенностей. Потом на них размещаются удобрения и различные ингредиенты, помогающие росту трав. Самое главное преимущество биоматов в том, что они защищены от влияния погодных условий, таких как размывание почвы. При этом сами они полностью разлагаемые, уже через год от них ничего не останется, а растения успеют закрепиться на территории.

Похоже, что растительность в новых условиях чувствует себя весьма неплохо

Похоже, что растительность в новых условиях чувствует себя весьма неплохо

Кстати, в конце прошлого года нижегородцам даже предлагали выбрать, что станет с «Белым морем». Среди вариантов опроса были такие любопытные пункты, как поле для гольфа, площадка для фестивалей и музей под открытым небом. Правда, победил вариант «русское поле» — нижегородцы предпочли видеть на территории бывшего шламонакопителя естественную среду.

Полигон в Игумново

С Игумново ситуация была другая — на этом месте располагался полигон, куда складировали твёрдые бытовые отходы. Наскладировали в итоге столько, что он превратился в безжизненную пустошь площадью в 36 гектаров с огромной горой мусора посередине. Рекультивировали это место образом, схожим с тем, чтобы был использован на «Белом море»: отходы были расфасованы в специальную тару, засыпаны песком, геополимерными материалами, особым грунтом и биоматами, в общей сложности в шесть слоёв.

Это фото было сделано нами в прошлом году, когда отходы ещё только закапывались. Сейчас вы сильно удивитесь тому, как всё изменилось.

Это фото было сделано нами в прошлом году, когда отходы ещё только закапывались. Сейчас вы сильно удивитесь тому, как всё изменилось.

Правда, были здесь и свои особые сложности. Из-за закопанных отходов под землёй так или иначе образуется газ, который надо было как-то выводить на поверхность, и для этого была применена новая технология. Так, на поле можно увидеть странные трубы, но нет, это ещё не обещанные арт-объекты, а система отведения газов.

Так выглядит система газоотведения — трубы помогают вывести в атмосферу скопившийся от разложения отходов газ

Так выглядит система газоотведения — трубы помогают вывести в атмосферу скопившийся от разложения отходов газ

— Это газосборная система. Как вы знаете, на всех полигонах так или иначе формируется биогаз, который поднимается вверх. У данного полигона пик выработки газа уже прошёл, так что здесь была принята система пассивной дегазации: это когда газ не собирается в одну кучу и с ним не производится никаких действий, а только выбрасывается в атмосферу. Сделано это было так, чтобы был наименьший вред на данном полигоне: по всему его верху идёт система из газосборных перфорированных труб, стыкующихся между собой. То есть сделана такая сетка. Туда собирается газ и через такие газовые свечи, которых тут 31 штука, он выбрасывается в атмосферу. Если бы её не было, газ бы скапливался и в итоге поднял бы землю, — рассказывает генеральный директор ООО «ГЭС-Экотехнологии» Валерий Меркулов.

Сколько по времени газы будут выходить из-под поля — неизвестно

Сколько по времени газы будут выходить из-под поля — неизвестно

О печальном прошлом Игумновского полигона издали напоминает только странное серое здание непонятного назначения: то ли это был пункт приёмки мусора, то ли бытовка — сейчас уже не понять. Однако нижегородский художник Алексей Гурнянский, более известный под псевдонимом Lexus One, уверен, что он сделает из этого места настоящий арт-объект, который будет привлекать туристов.

— Вообще, любому зданию можно нанести какой-то креативный рисунок. На выходе из него получится красивый арт-объект. Первая мысль, которая у меня была, когда я его увидел, что это здание очень серое, а окружающее пространство очень зелёное, и это очень видный контраст. Есть очень хорошие идеи о том, что можно из этого сделать, но я их пока оставлю при себе — будет сюрприз, — рассказывает Алексей.

Алексей Lexus Гурнянский хорошо известен нижегородцам — это благодаря ему мы любуемся портретами Горького на стенах домов и другими шикарными арт-объектами

Алексей Lexus Гурнянский хорошо известен нижегородцам — это благодаря ему мы любуемся портретами Горького на стенах домов и другими шикарными арт-объектами

«Чёрная дыра»

С «Чёрной дырой», пожалуй, проблем куда больше: избавиться от целого озера химических отходов, которое образовывалось годами — задача отнюдь не простая. Тем более что в нём постоянно обнаруживаются новые залежи мусора, которые изначально не были замечены.

Пока что «Чёрная дыра» всё также представляет из себя очень удручающее зрелище

Пока что «Чёрная дыра» всё также представляет из себя очень удручающее зрелище

Убрать их можно, однако на это потребуется куда больше времени. Таким образом, окончание работ там сдвинулось ещё на год:

— Отходы этого шламонакопителя сейчас мы обезвреживаем. Был вопрос, как определили, что появились дополнительные объёмы загрязнений. Первоначально, то что было в проекте, когда мы устанавливали здесь короткий плот, мы установили его на самое глубокое место, и оно совпало с проектными отметками. Никакой мысли о том, что есть ещё какие-то дополнительные отходы, не было. Когда для того, чтобы сделать запас в оборудовании и ускорить добычу отходов из озера, мы начали устанавливать второй плот и второй насос, и тогда обнаружилось, что есть разделение и несоответствие глубин проектом. Но в то время, пока лето и идёт сплав поверхностей, определить окончательную глубину просто невозможно. Оказалось, что на глубине 1,5–2 метра находятся твёрдые отходы, а под ними ещё около двух метров пастообразных отходов, которые нужно убирать. Где-то ещё 5,5 тысячи кубометров. С учётом увеличения объёмов работ срок их окончания ушёл на осень следующего года, — сообщает руководитель ООО «ГЭС-Экотехнологии» Валерий Меркулов.

Те самые плоты. По ним проходят специальные трубы, через которые выводится вся пастообразная мерзость, что содержится в озере

Те самые плоты. По ним проходят специальные трубы, через которые выводится вся пастообразная мерзость, что содержится в озере

Отходы «Чёрной дыры» сейчас активно выкачивают при помощи специального оборудования. После их перемещают на специальную станцию, где они сжигаются при помощи особой технологии, не позволяющей опасным соединениям попадать в атмосферу.

А вот та самая очистная станция, куда всё привозится. Отходы поступают в специальные агрегаты для бескислородного сжигания

А вот та самая очистная станция, куда всё привозится. Отходы поступают в специальные агрегаты для бескислородного сжигания

Этот способ высоко оценила нижегородский эколог Клара Романова, которая уже в течение долгого времени наблюдает за ходом работ:

— Было немало опасений, так как изначально это была карстовая воронка, куда закачивали непонятно что. Всё это вступило в реакцию, и получилось что-то вообще невообразимое. Но за последнее время мы неоднократно бывали на этом объекте, так что можно сказать, что новая технология работает. Сейчас ведь обычно ставят «зажигалки», просто отправляют отходы в огонь, а здесь впервые применили метод, который позволяет устранять глубинные отходы, то есть практически убирают их полностью путём бескислородного сжигания. При этом очищается и воздух: если мы ощущаем запах здесь, рядом с объектом, то на самой установке мы его не ощутим. Ну и ещё один момент, который сейчас много муссируется: какой же отход мы получаем после сжигания? Всё просто, это обычная зола. Потом этот продукт будет укладываться в воронку, чтобы не происходили дальнейшие карстовые явления, — утверждает эколог.

Вот то, что остаётся от некогда опасных химических отходов. Этой золой потом будут заполнять оставшуюся карстовую воронку

Вот то, что остаётся от некогда опасных химических отходов. Этой золой потом будут заполнять оставшуюся карстовую воронку

Пока что говорить о том, что будет представлять из себя «Чёрная дыра» в будущем, рановато, но NN.RU продолжает внимательно следить за ходом работ.

Нравится ли вам, как ведутся работы по рекультивации опасных объектов?

    оцените материал

    • ЛАЙК35
    • СМЕХ1
    • УДИВЛЕНИЕ0
    • ГНЕВ1
    • ПЕЧАЛЬ2

    Поделиться

    Поделиться

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

    У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

    Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!