6 июня корреспондент NN.RU, практикующий юрист Тимур Валияров, его доверитель Оксана Николаевна (имя изменено, – примечание NN.RU) и ее родственник отправились в многопрофильную клинику «Дарина» по адресу: улица Ульянова, 10а. Цель похода: расторгнуть договор с клиникой и избавить клиентку от кредита в 250 тысяч рублей.


Немного предыстории. 27 мая Оксана Николаевна шла в клинику «Дарина» на бесплатную диагностику с твердым решением ничего там не подписывать. Через несколько часов она вышла с кредитным договором с ежемесячным платежом в 8 тысяч рублей. На минутку, пенсия Оксаны Николаевны - 10 тысяч рублей. Кредит предоставил Альфабанк. Клиника продала женщине абонемент на свои услуги на год вперед.


- Постоянно звонили, приглашали, все корректно… В конце концов я согласилась, – рассказала корреспонденту NN.RU 60-летняя женщина. - Я туда шла с установкой, что никакие документы подписывать не буду. Никакие, понимаете? А там такие все красивые, милые, в аккуратных халатиках. У меня нет к ним претензий. Но присутствовала доля какой-то игры - заходит одна девушка, потом другая… И, когда уже начинаются эти банковские дела, ты уже вообще ничего не понимаешь… Я только свою подпись видела. Я ничего не поняла. И когда я вышла оттуда, честно хотела полечиться. Но мне нужны медицинские услуги, у меня очень сильно болит спина…  А это оказались косметические услуги.


Как оказалось, если вы – не потенциальный клиент, попасть в клинику «Дарина» не так-то просто.


Поднимаемся на 5 этаж офисного здания на Ульянова, 10а.


Проверено на себе. Как отказаться от кредита за навязанные "медицинские услуги"


Из лифта попадаем в маленькую «приемную» 1,5 на 2,5 метра, где помещается только стол с почтенного возраста бдительным охранником.


- Нам бы к Жанне Борисовне (директор, - прим.NN.RU), - говорит Тимур.


- А вы записаны?


- Нет.


- Надо записаться, - удивляется охранник. -  Сейчас, секундочку. Скажите ваше имя-отчество?


- Оксана Николаевна.


Вбивает данные в планшет.


- А вы? – обращается он к юристу.


- Тимур Шамильевич.


- А вы кто?


- Представитель Оксаны Николаевны.


Пауза.


- А по какому вопросу?


- По вопросу расторжения договора, претензии, беседы…


– Секундочку. А вы? – обращается к корреспонденту и родственнику.


Называем себя.


-  Мы все вместе.


Охранник углубился в планшет. Периодически отвлекаясь на пожилых женщин, которые проходят на прием, и молодых девушек, которые пришли на собеседование.


Все, кроме нас, проходят беспрепятственно, но по списку. Строгость допуска напоминает режимный объект.


 "Строго по списку". Фото: Светлана Попова
"Строго по списку". Фото: Светлана Попова


Через несколько минут охранник отвлекся от планшета.


- Это вам, конечно, проще было к юристу записаться.


- А нам нельзя просто пройти и побеседовать? - удивляется Тимур.


- Просто прийти нельзя.


- Ваши какие-то предложения?


- Завтра или послезавтра записаться к юристу, - настаивает страж клиники.


- Нет, нам нужно прямо сейчас.


- Ну, он пока еще не ответил…


- Ему можно как-то позвонить?


Охранник дает визитку без имен.


- Вот сюда позвоните, - тычет пальцем мужчина пальцем в самый первый номер.


Тимур дозванивается быстро, представляется. Трубку берет девушка с ресепшена.


- Мне бы с Жанной Борисовной поговорить. Я тут возле вашей закрытой двери на 5 этаже… По вопросу расторжения договора, претензии и беседы по поводу того, чтобы каким-то образом мирно урегулировать возникший между нами спор… Хорошо.


Наконец, из-за закрытых дверей появляется девушка в белом халате.


- Кто по поводу расторжения договора?


- Я.


- Вы один?


- Нет, нас четверо. Может, пройдем куда-нибудь, побеседуем?


- Чей договор? – проигнорировала вопрос девушка


- Оксаны Николаевны. Я здесь. 


- А почему вы без предварительной записи? — строго спросила девушка.


- Мы пришли подать уведомление о расторжении договора. Не думаю, что для этого предварительная запись обязательна.


- Та-ак, я поняла, - задумалась девушка.


- Ну, у нас тут не только уведомление, - продолжил Тимур, - у нас тут претензия, письмо в Роспотребнадзор, ГУ МВД, Прокуратуру, Альфабанк… Мы хотели бы сейчас вот сесть все мирно, побеседовать и принять какое-то решение по нашему вопросу.


- Пустите нас тогда, пожалуйста, - обратилась девушка к охраннику.


- Всех?


- Ну не знаю, мне нужен человек, на которого оформлен договор, и, соответственно, представитель…


- Да, но нас четверо и я хотел бы, чтобы мы все прошли, – отметил Тимур.


- Я, к сожалению, всех не смогу. У меня нет на это полномочий.


- Но мы все представители. Оксана Николаевна подтвердит. Я не думаю, в этом есть какая-то проблема.


- Давайте тогда я сейчас уточню этот вопрос, – девушка скрылась за дверью.


Потянулось долгое ожидание.


Интересный момент. Договор об оказании услуг, который подписала клиентка, был «заточен» сразу под кредит и уже содержал соответствующие условия о возможности оплаты по договору кредитными средствами (поля для наименования банка, предоставляющего ссуду, сроки, процент, номер кредитного договора и т.п.). Хотя оплаты наличными он тоже, конечно, не исключал.


- Тимур, там есть пункт в договоре, что в течение 10 дней только можно расторгнуть.  Нам надо на это упирать сейчас? – уточнила пострадавшая.


- Это немного не про то. Не в течение 10 дней нужно расторгнуть, а уведомить о расторжении клинику нужно за 10 дней. Договор оказания услуг по ГК РФ (Гражданский кодекс Российской Федерации – NN.RU) можно расторгнуть по инициативе заказчика в любое время с компенсацией фактически понесенных расходов исполнителя. А здесь именно услуги. Не важно, что в предмете договора продажа абонемента. Поэтому мы имеем право его расторгнуть в любом случае. На мой взгляд, здесь также есть признаки введения в заблуждение с целью обогащения, что регулируется уже не Гражданским кодексом. Но в любом случае, сейчас у нас другая задача – расторгнуть договор. Вопросы о нарушении законодательства давайте оставим компетентным органам.


 "Оставь надежду, всяк сюда входящий". Фото: Светлана Попова
"Оставь надежду, всяк сюда входящий". Фото: Светлана Попова


- А что у нас там с ожиданием, не подскажете? - обратился к охраннику Тимур спустя примерно 10 минут.


- Сейчас, - снова смотрит в планшет. -  А вы являетесь юридическим представителем?


- Обычным представителем.


- У вас есть доверенность?


- Она в данном случае не нужна.


- Кто вам такое сказал? – попробовал «наехать» охранник.


- Я вам такое сказал, - парировал юрист. - Доверенность подтверждает полномочия человека в случае его отсутствия. Вот у нас есть человек, который  подтверждает мои полномочия.


- Вы, вообще, кем являетесь? Кроме того, что вы являетесь представителем? Вы адвокат?


- Я юрист.


- Я понимаю, - уперся охранник, - доверенность надо.


- Еще раз повторяю, доверенность необходима для подтверждения полномочий в отсутствие доверителя. Если доверителя нет – доверенность заверяется в установленном законом порядке. В данном случае у нас доверитель есть. И ее слова о том, что я являюсь представителем, – достаточно. В любом случае, я не понимаю смысла данной беседы, так как мы пришли к вам не с «войной», мы хотим найти компромисс.


- Вот и я хочу найти компромисс… Просто наличие доверенности у вас подтверждает, что вы являетесь официальным представителем…


- Я еще раз вам повторяю, что в данном случае она не нужна.


- А вот я родственник. Какую доверенность вы потребуете от меня? – спросил зять пострадавшей. – Я могу поддержать близкого человека, когда это требуется?


- Для настоящего момента мне кажется, помощь пока не требуется, - заметил страж. - Если вы являетесь ее полномочным представителем, необходима доверенность...


- Родственник - это представитель?


- Было бы намного проще записаться на прием, - кончились аргументы у охранника.


- Мы не знали, что у вас такая строгая система.


- А у вас часто бывает, что вам приходится обороняться от посетителей своих? - уточнил корреспондент NN.RU.


- Кто обороняется?


- Вы не пускаете нас. Уже почти полчаса.


- Во-первых, в мои обязанности входит пропуск только по спискам. Тем более, что клиента я могу хоть прямо сейчас пропустить. А к представителям могут возникнуть вопросы…


- Видимо, все-таки часто.


- Но это же просто центр, не какой-то охраняемый объект! - не выдержала Оксана Николаевна.


- Для меня это является охраняемым объектом.


- Вот вы говорите, что лучше записаться на прием к юридическому отделу, - сказал Тимур, - то есть я так понимаю, что установленная такая практика: заключается договор, клиент возвращается домой, через некоторое время приходит опять к вам с претензией?


- Ну да… через какое-то время человек приходит, и все эти вопросы решает, - проговорился охранник.


- И потом сразу с претензиями в юротдел, да? – уточнил Тимур.


- Да.


- Давайте откровенно. Сколько нам еще ждать? Я, конечно, не буду утверждать, что вы намеренно чините препятствия, чтобы пропустить только доверителя одного. Сколько нам ждать?


- Ну, если у вас нет документа, подтверждающего…


- Вы можете позвонить директору, - перебил Тимур, - и сказать, что у меня сейчас с собой неотправленные еще жалобы в Роспотребнадзор, ГУ МВД и Прокуратуру? И в ваших интересах с нами мирно побеседовать. Я просто прошу передать мои слова.


- Хорошо, вам придется немножко подождать.


Мужчина вышел и вернулся через несколько минут.


- Вы можете записаться на завтра? – спросил он.


- Нет.


- На послезавтра?


- Нет, нам надо сейчас.


- То есть вы не хотите записаться?


- Нет.


- Но я не могу вас пропустить только из-за того, что эта доверенность…


- Эта доверенность – это формализм.


- Я понимаю, что это формализм, но без нее я не могу вас пустить. Это первое…


- Записывайтесь на прием…


- Вы понимаете, что мы не уйдем?


- Я ничем не могу вам помочь.


Тимур начинает снова звонить по номера на визитной карточке. 5 минут длинных гудков и он повторяет требования:  "Жалоба... расторгнуть договор... вернуть кредит... прямо сейчас... беседа". Девушка на том конце линии просит подождать, т.к. ей нужно побеседовать с руководством, и, видимо, кладет трубку на стол. Слышно, как она переговаривается с каким-то мужчиной по поводу нас. «Пусть там стоят», - слышно в трубке.


- Слушай, может в полицию обратимся?  Может, они нам помогут отдать заявление?


- Сейчас уточню.


- Господи, неужели, чтобы просто расписаться на бумажках, вот это вот все нужно? – почти плачет Оксана Николаевна.


Тут внезапно случается чудо. Тимуру отвечают. Юрист клиники готов пообщаться. Но только с Оксаной Николаевной и одним представителем.


Корреспондент NN.RU и родственник Оксаны Николаевны остаются ждать. Чтобы скоротать время, беседуем.


- Ей звонили, позвали на какое-то собеседование с паспортом. Она сходила и вышла отсюда уже с договором на 250 тысяч рублей. Хотя она, когда сюда направлялась, дала себе абсолютную установку ничего не подписывать. Более того, она все телодвижения по поводу денег должна была проводить, консультируясь со своей дочерью. Этого не было сделано. Ну и у меня супруга после этого посмотрела информацию в интернете, и мы поняли, что, скорее всего, дело тут не в том, чтобы помочь человеку стать здоровым и вылечить те болячки, которые уже есть, а просто чтобы 250 тысяч заплатить непонятно куда непонятно за что. Ну и поскольку нам совсем это не нужно, у нас одно желание – как можно быстрее расторгнуть договор.


- А почему Оксана Николаевна подписала договор?


- Вот это самое интересное. Что такого, что она поменяла все свои решения, с которыми сюда шла – это большая загадка.


- У нее при себе документы были?


- В том-то и дело, что документы являются обязательным условием для того, чтобы сюда прийти. Если у вас документов нет, то, скорее всего, вас сюда не пустят, и нет смысла сюда приходить.


Через минут 20 вышли Оксана Николаевна и Тимур.


Итог беседы: подписано уведомление о расторжении в одностороннем порядке договора с клиникой. Так как в договоре было прописано, что уведомление подается за 10 дней. По истечению данного срока договор с клиникой будет расторгнут и «Дарина» должна направить деньги в банк.


На плечи клиента лягут издержки за пользованием кредитом в течение этого времени. Под 20% от суммы в 250 тысяч рублей на 5 лет. Точную сумму можно будет узнать только по факту расторжения.


В отделении «Альфабанка» на улице Пискунова, куда мы зашли, чтобы оставить письмо-уведомление о расторжении с клиникой, сотрудники смогли провести заявление по программе только как претензию. По-другому не предусмотрено. Это ничего, по сути, не дает, так как проценты за пользование кредитом все также будут списываться. Сделано это было «на всякий случай». Там же уточнили, что деньги «Дарина» возвращает обычно в течение 5-7 дней. Отслеживать состояние счета можно по горячей линии. Как только деньги придут -  необходимо подъехать и досрочно погасить кредит.


Также сотрудники отделения рассказали корреспонденту NN.RU, что из «Дарины» приходят стабильно. И еще из одной такой же клиники по соседству.


- Не каждый день приходят, но раз в недельку – обязательно. Мы сами не рады… Москва с ними заключила договор… - рассказала корреспонденту NN.RU сотрудница банка.


- Служба безопасности, которая проверяет платежеспособность клиента, тоже московская?


- Да.


На вопрос, почему, по их мнению, кредиты одобряют пожилым людям, которым банки, обычно не сильно рады, сотрудники сказали, что не знают. Редакция NN.RU отправила официальный запрос в Альфабанк с просьбой прокомментировать ситуацию.


Уважаемые читатели NN.RU, выводы делайте сами.


Проверено на себе. Как отказаться от кредита за навязанные "медицинские услуги"


Если вы или ваши близкие имеют претензии к этой или другим подобным организациям – пишите на нашу редакционную почту news@news.52.ru.


ДОПОЛНЕНО. Альфабанк прислал официальный комментарий по поводу сложившийся ситуации.


- Каждую претензию клиента и каждую ситуацию банк рассматривает индивидуально, при предъявлении конкретных документов, чтобы представление о ситуации не было искаженным, — комментирует начальник отдела развития партнерской сети Нижегородского филиала Альфа-Банка Игорь Ивакин. У Альфа-Банка в Нижегородской области широкая сеть партнеров – около 4500 торговых организаций и предприятий сферы услуг, с которыми есть договор о выдаче потребительских кредитов банка их клиентам для  приобретения товаров и услуг. 


Заявка на потребительский кредит оформляется на месте силами сотрудников партнерской организации и направляется на рассмотрение в банк. При этом покупатель сам указывает в анкете свой ежемесячный доход и подтверждает верность сведений личной подписью.  Банк рассматривает заявку и принимает решение – выдать кредит или нет, безусловно, учитывается и платежеспособность потенциального заемщика.


Когда ежемесячный доход, указанный в заявке, и расход на обслуживание кредита практически равны, вероятность одобрения кредита невысока. Если заявленный доход не соответствует действительности и больше реального, то это предмет для пристального изучения истории заемщика службами банка.


Банк внимательно проверяет организации, с которыми заключает партнерское соглашение. По клинике «Дарина» Альфа-Банк не наблюдает массовых отказов потребителей от кредитов. 

Если по компании-партнеру банк отмечает рост числа претензий от клиентов по договорам потребительского кредитования, то проводится проверка, и партнерский договор может быть расторгнут. Такие прецеденты были. 


Альфа-Банк хочет напомнить нижегородцам, что каждый клиент потребительского кредитования имеет право обратиться с претензией либо в отделение банка, либо на телефон горячей линии 8 800 2 000 000 и расторгнуть нежелательный договор потребительского кредитования без комиссий и штрафов.