Семья Немцовых: Антон, его жена Анна и Борис Антонович
Семья Немцовых: Антон, его жена Анна и Борис Антонович


Антон, как проведете этот день? Я знаю, вас приглашают на разные мероприятия вроде экспозиции «Должность моя Борис Немцов».


— Я поеду на кладбище к отцу, потом — в храм. К сожалению, на мероприятиях я не смогу присутствовать по семейным обстоятельствам. Проведем вечер дома.


В прошлом году вы писали письмо губернатору Никитину и мэру Панову, просили увековечить память об отце — повесить мемориальную доску где-то в Нижегородском кремле. В итоге доска там так и не появилась.


— Её повесили на доме, где жил мой папа, и это стало результатом моего письма. Там была такая история, что гордума еще в 2016 году решила повесить доску, но так получилось, что ее решение не было исполнено. И, когда я отправил письмо с просьбой увековечить память отца на Нижегородском кремле, мне ответили, что, мол, уже принято другое решение. Официальный ответ. Дело бы, наверное, не сдвинулось с мертвой точки, но с помощью Анатолия Борисовича Чубайса всё же удалось решить этот вопрос, и мемориальная доска появилась.


Знаете, какой самый читаемый материал про вас у нас на сайте? Мы как-то написали о вашей позиции по Крыму, которая вызвала просто бурю комментариев в соцсетях. С тех пор она не поменялась? Крым наш?


— Моя позиция не поменялась, это правда. А обсуждения, которые клубились вокруг, меня не очень задевают. Я достаточно ударостойкий человек. Конечно, не ожидал, что будет именно такая реакция, но меня это не очень сильно задело. Я только хочу сказать, что человек с либеральным и демократическим сознанием — по-настоящему либеральным — всегда терпимо относится к любой точке зрения. Это очень важно понимать.


Фото из семейного архива: Борис Немцов с еще юным Антоном и дочерью Диной
Фото из семейного архива: Борис Немцов с еще юным Антоном и дочерью Диной


То есть вы терпимо относитесь к таким наездам?


— Я отношусь скорее с юмором, не то что терпимо.


А часто приходится встречать «с юмором и терпимостью» подобные нападки? Может, в обычной жизни, а не в интернете? Быть сыном вашего отца в современной России, наверное, не так уж и просто.


— Знаете, в обычной жизни вообще не приходится, не было ни одной нападки. В этой сфере, во всяком случае. Не знаю уж, в чем дело, возможно, в том, что я общаюсь только с умными людьми. Или, может быть, кто-то стесняется. В лицо ведь сказать всегда сложнее. Но вообще тема с Крымом уже прошла, конечно. Он теперь в составе России, мы вернуть его Украине не можем, и это очевидно. Тут уже надо обсуждать другие вещи: не «правильно ли мы действовали тогда», а что делать с непризнанием другими государствами, с санкциями. На мой взгляд, единственный способ решения вопроса, который тут возможен, — мы Украине платим какую-то сумму денег, а они признают Крым нашим. Кстати сказать, в одном своем интервью мой отец рассказывал как раз таки об этом.


Если говорить про нынешний день, то прямо сегодня это, конечно, нереально. Хоть президент на Украине сейчас и новый, но пока страна движется по тому же пути, по которому ее направил прошлый президент. Если за несколько лет курс изменится (а он вроде бы уже начал меняться, это видно), то года через два-три, может, ко второму сроку Зеленского вариант с мировым соглашением будет реальным. У Украины проблемы с экономикой, большие долги, финансы им могут помочь.


— От политики к семье. Вашего сына зовут Борис — в честь дедушки. Как поживает Борис Немцов-младший? Вы что-то рассказываете ему о дедушке?


— С ним всё отлично, он очень хороший ребенок — веселый, добрый. Ему, конечно, всего 8 месяцев, так что он просто по возрасту еще не может особо ничего понять, но, вы знаете, мы действительно рассказываем ему о дедушке. Показываем фотографии. И эти рассказы, конечно, больше всего похожи на сказки...

Сын Бориса Немцова: «Я рассказываю своему ребенку сказки о дедушке»