«В России я существовала, в Израиле — живу»: нижегородка о жизни в Иерусалиме и молоке за 10 шекелей


Переезд, работа и изучение иврита


Впервые я попала в Израиль в 13 лет, поехала к своей бабушке и сразу по дороге почувствовала, что еду к себе домой, потому что в России мне никогда не нравилось. Как только я вернулась в Нижний Новгород, сказала маме, что в 18 лет перееду в Израиль.


Сейчас я живу самостоятельно в городе Иерусалим. Если у человека есть еврейские корни, он может переехать в Израиль и получить гражданство. Первые полгода государство выделяет сумму денег, достаточную для того, чтобы жить и питаться нормально, а также оплачивает изучение языка.


Выбрала программу «МАСА» — она длится 8 месяцев, за которые можно стажироваться в профессии, учить иврит и даже осваивать новые курсы, например, фотографа или парамедика. Это время ты живешь не как гражданин Израиля, а просто как студент со своим русским паспортом, удобно для тех, кто еще присматривается к стране и решает, оставаться тут или нет. Когда программа закончилась, я переехала жить в семью моей подруги, которая приняла меня очень тепло, они даже купили двухъярусную кровать. Люди здесь очень милые, и когда ты думаешь, что все кончено, у тебя нет денег и тебе негде жить, на улице все равно не останешься. Я семейный человек и мне нужно, чтобы рядом жил кто-то старше меня. Когда мама подруги знакомит меня с кем-то, говорит, что я её удочеренная, мне очень повезло с этой семьей.


Моей маме было тяжело меня отпускать. Если вдруг пойму, что мне хватило пребывания в Израиле, я могу позвонить домой и в тот же день мне возьмут билеты обратно. У меня нет страха остаться без ничего, всегда могу вернуться, мама меня очень поддерживает, каждый день звонит и задает много вопросов.


Со временем я нашла работу, с этим здесь нет проблем, неважно, на каком языке ты говоришь. Ты можешь работать целый день в офисе или на заправке и получать за это одинаковую зарплату, без образования выжить легко.


Сейчас работаю бебиситтером с русскоязычной шестилетней девочкой и еще сижу в квест-комнатах, где разговариваю на всех трех языках: русском, английском и иврите. Государство все еще меня финансирует, я могла бы и не работать, но это скучно. Расписание моего дня такое: встаю в 7 утра, иду учить иврит, заканчиваю днем, потом работаю или встречаюсь с друзьями, хожу на танцы и акробатику. Почти как в Нижнем Новгороде, только тут делаю все с удовольствием, чувствую себя на правильном месте. В России я существовала, а здесь — живу. В Иерусалиме круглый год солнце, я постоянно счастлива.


Через полгода, 15 декабря, у меня призыв в армию, буду солдатом-одиночкой, который получает зарплату, бесплатное проживание и питание. После того как я отслужу 2 года, армия оплатит мне первый год высшего образования, а государство выделит деньги еще на 4 года обучения.


Екатерина переехала в Израиль в 18 лет и через полгода собирается вступить в армию
Екатерина переехала в Израиль в 18 лет и через полгода собирается вступить в армию


Клубы по интересам и израильские развлечения


С первыми друзьями я познакомилась на восьмимесячной программе, а потом нашла ЛГБТ-сообщество и начала там со всеми общаться. В этом центре есть много групп разных возрастов и направлений, координаторы, которые помогают нам с возникшими трудностями.


Израильская молодежь тусуется в тех же местах, что и молодежь России: в выходные — бары, в будни — школы, клубы по интересам, например, русские кружки, в которые мы приходим, чтобы поболтать с людьми из России, Украины и Белоруссии и просто с израильтянами, желающими поговорить на русском. В барах Израиля никогда не увидишь, что кто-то нажрался так, как в России это делают. Здесь не страшно ходить по таким местам, потому что все пьют для того, чтобы немного расслабиться, повеселиться и потанцевать. В России никогда не ходила в клубы, мне было страшно, и я считала себя неправильным подростком. На самом деле нет, просто в российских барах творится дикость.


Сильная разница между израильской молодежью и нашей заключается в том, что российские подростки все хранят в себе, на них никто не обращает внимания. И если есть проблемы в семье, то ни учителя в школе, ни родственники никак на это не влияют. Здесь у каждого подростка есть психолог или социальный работник, который помогает абсолютно со всеми проблемами. Как минимум люди здесь умеют работать со своими эмоциями.


В моем мировоззрении тоже произошли изменения, исчезло очень много фобий, внутри все перевернулось. Начнем с того, что сейчас я нахожусь на психотерапии: раз в неделю рассказываю психологу о своих чувствах, что произошло за эти дни. И так делает каждый. Не понимаю, как люди в России живут без этого, ведь важно проговорить свои проблемы, рассказать, что ты почувствовал в какой-то момент. Окружение повлияло на меня, люди здесь открытые и отзывчивые, я перестала их бояться, больше не хочу проводить время в одиночестве.


Конечно, тут тоже существуют стереотипы по поводу русских. Если говорю, что мне холодно, друзья отвечают: «Что? Ты из России, тебе не должно быть холодно», — но я просто человек и могу замерзнуть! И еще, как только мы идем куда-то выпить и люди слышат слово «русская», сразу начинается «водка, водка, водка». Сначала мне было смешно, а теперь неприятно, что о нас реально так думают. Я, например, пью туби, лимонный напиток с имбирем.


По словам Екатерины, в Израиле любых приезжих встречают с особым радушием
По словам Екатерины, в Израиле любых приезжих встречают с особым радушием


Однополые отношения и религия


В России к ЛГБТ относятся неоднозначно. Когда приехала в Израиль и пообщалась с ребятами из ЛГБТ-центра, то увидела, как открыто они говорят о некоторых вещах, сначала это показалось удивительным, но потом я привыкла. В Иерусалиме будет ЛГБТ-парад 6 июня, весь город уже в разноцветных флагах, на него выйдут люди различных возрастов в радужных футболках с надписями «Моя другая сторона».


В Израиле религия играет главенствующую роль, тут есть евреи — очень религиозные люди, а есть израильтяне — просто жители этой страны. Суббота, или Шабат, считается священным днем. В пятницу во всех магазинах толкучка, семьи готовят вместе праздничный ужин, почти как у нас перед Новым годом. Однажды нашу семью пригласили в гости, мы пришли на ужин в очень религиозную семью, а там мой друг из ЛГБТ-центра, он открытый гей. Весь вечер мы говорили об этом. Есть люди, которые принимают это и говорят, что в Танахе, священном писании, написано, что парень не может ложиться с парнем, а кто-то это интерпретирует по-другому: мужчина не ляжет с мальчиком, то есть про возраст. Религия существует параллельно с ЛГБТ.


Но есть суперрелигиозные люди, которые живут в своих ешивах и изучают тонах. Они против парадов, но полиция и общественность тут скорее на стороне ЛГБТ-движений. Почти всем здесь по фигу, а людям, которым не все равно, закон мешает выступать против ЛГБТ. Минусы для меня — это религиозные черно-белые люди, при которых в шортах пройти нельзя, получаешь осуждающие взгляды. Еще бесит, что в субботу не работает транспорт.

Власти Израиля достаточно лояльно относятся к ЛГБТ-движениям: в Иерусалиме ежегодно проходят гей-парады
Власти Израиля достаточно лояльно относятся к ЛГБТ-движениям: в Иерусалиме ежегодно проходят гей-парады


Единство еврейского народа


Мое любимое место в Израиле — старый город, там, где Стена Плача. Это одна из причин, почему я люблю Иерусалим. Ты можешь гулять по центру города с торговыми рядами и высотками, а через 10 минут оказаться в другой эпохе с узкими проходами, древними каменными зданиями и Стеной Плача.


Если спросить у еврея, что для него религия, он скажет, что иудаизм — не религия, а смысл жизни. Не существует много людей, еврейский народ как единый организм, тут один за всех и все за одного. У нас был День Памяти, в 11 часов утра в Израиле включили сирену, мы в это время были на занятии по английскому языку, но все вышли на улицу. Весь город остановился ровно на 2 минуты, водители вышли из машин и из автобусов и встали на дороге. Вся страна замерла на 2 минуты. Эта сирена символизирует все, что евреи пережили за свою жизнь, люди не двигаются в память о тех, кто погиб при холокосте и на войнах. Меня притягивает это единство, собираюсь принять иудейство.


Лучше избегать в арабские кварталы, ведь у нас до сих пор идут нескончаемые войны. К арабам лучше вообще не подходить.


К знаменитой Стене Плача каждый год приезжают десятки тысяч евреев со всего мира
К знаменитой Стене Плача каждый год приезжают десятки тысяч евреев со всего мира


Города Израиля, в которых стоит побывать


В Иерусалиме много мест для веганов и вегетарианцев, эта страна открыта для них. Обязательно нужно попробовать шакшуку, хумус, фалафель и хину. Я больше всего люблю хумус, хоть он и калорийный.


Съездить надо в Иерусалим и Тель-Авив, это как наши Санкт-Петербург и Москва. Потом человек обязательно выберет то, что ему нравится больше. Исторические города с красивыми видами Цфат и Хайфа, для отдыха — Эйлат и Мертвое море.


Тель-Авив — сумасшедший город, который никогда не спит, там постоянно музыка и толпы людей. Иерусалим более спокойный и интересный, несет большой заряд энергии из-за соседства трех религий: христианство, мусульманство и иудаизм. Так, как ты себя чувствуешь тут, не почувствуешь нигде.


Невозможно, чтобы ты вышел из дома и тебе никто не улыбнулся и не позаботился о самочувствии. Например, водитель не увидел женщину и коляску и закрыл дверь, маленький ребенок закричал, испугался за своего новорожденного братика. Водитель сразу же открыл дверь, мальчик вышел из автобуса, за ним сразу направился водитель, чтобы извиниться. Это как в сказке: где ты читаешь про хороших персонажей, это про израильтян. Если на улице у кого-то проблема, сразу все сбегаются и помогают. Однажды у меня было бледное лицо, водитель в автобусе спросил, все ли нормально и налил стакан воды, чтобы мне стало полегче.


Тель-Авив с высоты выглядит как курортный город
Тель-Авив с высоты выглядит как курортный город


Суббота дана для общения без телефонов


В Шабат все закрыто, ничего не работает, нельзя пользоваться телефонами, работать, смотреть телевизор и слушать музыку. Это время, чтобы поиграть с семьей в настольные игры, встретиться с друзьями и поговорить, для этого надо заранее договориться. Я до сих пор пользуюсь гаджетами, для меня это непривычно. Люди на улицах, начиная с вечера четверга, говорят друг другу «Шабат Шалом», как поздравление с праздником, «Мирной субботы».


В центре Иерусалима стоит пианино, вокруг которого собирается молодежь и поет песни. В Израиле много символики, флаги везде: на балконах, в кафе, по всему городу. Сходства с Россией я не могу найти.


Израилю 71 год, абсолютно все люди приехали из разных стран, каждый когда-то учил иврит и не осудит тебя за ошибки, потому что страна существует только благодаря приезжим. Евреи ждали, когда у них будет своя часть земли, вся история этой страны нереальна, похожа на сказку. Все люди здесь очень дружелюбные, задают миллион вопросов и не стесняются никаких тем.


«В России я существовала, в Израиле — живу»: нижегородка о жизни в Иерусалиме и молоке за 10 шекелей


Молоко за 10 шекелей


Я приезжала в Нижний Новгород на Новый год со своей подругой из Израиля, и никто из моих друзей не спрашивал ее ни о чем. Для меня это показалось странным, к вам человек из другой страны приехал, неужели вы не хотите ничего спросить? Тогда я поняла, что мы стали слишком разными, нам не о чем поговорить, мне с ними неинтересно, они за год не изменились и не продвинулись, нет точек соприкосновения. Кстати, в Нижнем Новгороде мы пошли в синагогу в пятницу вечером, нас позвали на ужин, мы покушали и поболтали, очень милые люди.


Единственное, по чему я скучаю, это нижегородские цены. В Израиле зарплаты большие, но и продукты тоже. Например, минимальная зарплата 30 шекелей за час, а молоко стоит 10 шекелей. Если бы мама переехала в Израиль, я бы в Нижний больше не вернулась, делать нечего. Меня все устраивает тут, даже отсутствие снега не напрягает.


«В России я существовала, в Израиле — живу»: нижегородка о жизни в Иерусалиме и молоке за 10 шекелей


«В России я существовала, в Израиле — живу»: нижегородка о жизни в Иерусалиме и молоке за 10 шекелей


«В России я существовала, в Израиле — живу»: нижегородка о жизни в Иерусалиме и молоке за 10 шекелей


«В России я существовала, в Израиле — живу»: нижегородка о жизни в Иерусалиме и молоке за 10 шекелей