12 августа среда
СЕЙЧАС +14°С

«ВДВ — это не элита, это братство»: десантник-врач об Афгане, воинском духе и коронавирусе

Сегодня в России отмечают День ВДВ

Поделиться

Олег Кардашин спасал солдат в Афганистане

Олег Кардашин спасал солдат в Афганистане

2 августа — День ВДВ. Сегодня свой праздник отмечает элита российской армии — десант. Кстати, сегодня этому роду войск исполняется 90 лет. Жаль, что эпидемия коронавируса значительно сократила традиционную программу. Мы не могли остаться в стороне от этого дня и накануне пообщались с подполковник медицинской службы в запасе, десантником Олегом Васильевичем Кардашиным. На его счету более 100 прыжков с парашютом, служба в Афганистане, сотни спасенных жизней. Но самое главное — гордость за своих «братьев», которые всегда готовы прикрыть и подставить плечо.

Кардашин Олег Васильевич — почетный гражданин города Кстово. Подполковник медицинской службы в отставке. Родился 20 мая 1953 года в городе Гомель Белорусской ССР. С 1970 по 1994 служил в ВС СССР. В 1976 году окончил Военно-медицинскую академию имени С.М. Кирова. С 1981 по 1983 год проходил службу в Республике Афганистан. За время прохождения службы награжден медалью «За боевые заслуги», Орденом Красная Звезда, медалями ВС СССР, ДРА, РСВА. Имеет благодарность от Маршала Советского Союза Соколова С.А. «За качественную организацию медицинской помощи раненым и больным на территории ДРА». С 1994 года врач-терапевт отдела военного комиссариата Нижегородской области по городу Кстово, Кстовскому и Дальнеконстантиновскому районам.

— Олег Васильевич, как вы попали в десант? С детства хотели или случайность?

— Сам я из семьи военнослужащих. Еще в школе увлекся медициной — был даже председателем санитарной дружины, в наше время были такие. Поэтому и решил поступить Военно-медицинскую академию имени С. М. Кирова. Меня там сразу во взвод ВДВ определили. Так что общевойсковой тактике и медицинской подготовке нас учили с учетом этих особенностей. Ну и, конечно, прыжковая подготовка, куда без нее. Всего на моем счету более 100 прыжков. Да и сейчас иногда «сиганешь»... Тот, кто говорит, что прыгать нестрашно — врет. Хорошо помню, что когда прыгал первые разы тревоги не было, а вот начиная с четвертого — появилось нормальное чувство осознанной опасности. Оно обязательно должно быть.

— Прыжок с парашютом — это всегда риск. Были ли вы свидетелем трагедий? Как потом справиться со своими переживаниями, страхами?

— К сожалению, да. Трагедии были. Но каждый такой случай не проходит просто так, все очень серьезно анализируется и разбирается. Неделю не прыгаешь, а потом идешь. Ты первый, а за тобой твои подчиненные. Но вообще все этапы подготовки перед прыжком всегда контролируются очень жестко: главная ценность — человеческая жизнь.

— После медакадемии вы служили и в Кировобадской дивизии, и в Афганистане.

— В 1981 году меня отправили в Афганистан. Много всего было. Я анестезиолог — работать приходилось немало: иногда фактически «на земле», подменять коллег в разных точках. Я не могу сказать, что было страшно. Просто это тяжелая мужская работа.

Очень хорошо помню, как нам прислали медсестер новеньких. Стоят они такие красивые: в украшениях, с прическами, макияжем, белой форме. Слов нет — красавицы! И тут экстренно нам доставляют раненых. Тяжелых. Все в крови. Не опишешь этого, да и не надо. Некоторые из медсестер даже в обморок упали. Но за считанные минуты они собрались — работают. И прически, и украшения — все куда-то делось — встали и начали спасать ребят.

— Но ведь во время военных действий приходится спасать не только своих, но и врагов. Как вы справлялись с этим?

— Конечно такое было, и не раз. Да, это преступник, но это же человек. Я должен ему помочь. У врачей своя этика, мы не можем сомневаться — мы должны лечить.

— Можно ли сравнить работу врачей в горячих точках с работой медиков, который сейчас борются с коронавирусом?

— Сейчас многие об этом говорят. Да, им приходится работать в очень сложных условиях. Но это несопоставимо. Война заставляет не только оказать помощь, но и защитить раненого, эвакуировать, действовать в экстремальных условиях. Ты рискуешь и своей жизнью, и жизнью пациента. Каждый день, а порой и каждую минуту. А борьба с ковидом, как ни крути, это работа врача по специальности. Да, в очень сложных условиях, но здесь ты понимаешь, где враг, и что он не нападет из засады.

— Для многих ВДВ — это небо, отвага, романтика. А что скажете вы?

— Десант — это не берет и красивая тельняшка, это кровь и пот! Это не элита, это братство. Здесь офицер и солдат стоит плечом к плечу. И это не просто красивые слова — это реальность. Если этого нет, то кто же тебя прикроет? Здесь надо быть уверенным в коллеге не на 100%, а на 1000%. Вы наверно не знаете, а в ВДВ работает принцип дублирования. То есть, к примеру, все имущество, врачи, не летят на одном самолете и не десантируются в одну точку. Вдруг что-то произойдет, разобьется? Всегда должна быть страховка. Всегда, в любой непредвиденной ситуации кто-то должен встать и быстро действовать, принимать решения, быть готовым к любому повороту.

«Десант — это братство»

«Десант — это братство»

— Многие упрекают десантников в том, что они зазнаются, позволяют себе лишнее. Согласны?

— По этому поводу могу сказать одно — мы свое дело сделали. Пусть те, кто критикуют, попробуют. Пусть узнают, что такое прыгнуть, пробежать в обмундировании, а еще и в бой вступить. Я горжусь тем, что я десантник. Не даром, все знают наш девиз — «Никто кроме нас». Но мы с уважением относимся ко всем родам войск, ко всем, кто честно служит стране.

— Вы сейчас постоянно работаете с призывниками, есть те, кто хочет попасть в ВДВ?

— Да, и немало. Они даже готовятся заранее: учатся прыгать с парашютом. Зачем таких ребят, которые осознанно приходят, в другой род войск отправлять? Из Кстова, к примеру, стабильно 3–5 призывников в «войска дяди Васи» уезжают.

— Считаете, что все молодые люди должны служить?

— Знаете, я когда выступаю перед призывниками, всегда их прошу приходить ко мне после того, как они отслужат. Кстати, 80% так и делают. И, знаете, возвращаются уже взрослые мужчины: они многое повидали, и хорошее, и плохое. Служить надо. Тем более сейчас всего год служат, я считаю, что этого очень мало. Надо, как раньше в сухопутных войсках — 2–3 года, на флоте — 4. Тогда научить можно многому.

— В этом году ВДВ отмечает 90-летие с момента создания. Как будете праздновать? Уже подготовились?

— Конечно, ждем этот праздник. Только вот из-за эпидемии коронавируса не получится отметить массово. Но с друзьями увидимся обязательно. Форма всегда готова. Знаете, как на первое свидание собирается женщина: все должно быть от и до. Вот и у нас так.

Редакция NN.RU поздравляет всех десантников с праздником. Громко кричим: «Никто кроме вас!» и поем «Синеву».

оцените материал

  • ЛАЙК6
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!