Первая фотография Артема с Мони в день, когда он её забрал из приюта
Первая фотография Артема с Мони в день, когда он её забрал из приюта


Видео, на котором Артем выгуливает двух трехлапых собачек, снятое прохожим, облетело соцсети. Оно набрало в общей сложности уже больше миллиона просмотров и сотни комментариев, в которых люди благодарят героя видео за его поступок. Но многие даже не знают, что на самом деле у Артема на попечении не две собаки, а четыре. Сейчас Артем с женой живут с животными в Москве.



— Кто из ваших питомцев появился у вас первым? 


— В начале далекого 2013 года, после временного разрыва с девушкой (своей будущей женой), в моей жизни образовалась невосполнимая пустота. Несколько месяцев я совершенно не мог найти себе места. Всё усугублялось непростыми отношениями с родителями, было много других трудностей — одним словом, тяжелые времена. И вот однажды ко мне пришло осознание, что необходимо что-то принципиально новое, что вернет меня к жизни, что вернет мне любовь. После серьезных размышлений я решил завести собаку. Это была первая в жизни собака для каждого из членов моей семьи. Довольно редкая порода — брюссельский гриффон. Несколько лет мы прожили все вместе. За это время я узнал про собак много нового. Мы прошли десятки соревнований, получили множество наград, например стали многократными чемпионами России (в общем и породном зачете) и вице-чемпионами мира. В общем, тогда я понял, что такое собака в широком смысле слова, чего она требует и что даёт взамен.


Первая собака Артема — Тони
Первая собака Артема — Тони


В конце 2015 года я начал жить отдельно. Первые несколько месяцев прошли нормально, но вскоре вернулась знакомая пустота. То, что я должен взять собаку именно из приюта, мне почему-то сразу показалось естественным. Посмотрел несколько профилей собак в «Сострадание-НН», описания, фотографии. Понял, что так выбирать неправильно, нужно ехать. В дороге пересматривал фотографии и всё время спрашивал себя: «Какая именно собака мне нужна?» Все они разные, у каждой своя история. Я очень скромничал перед самим собой, боялся даже думать про серьезных и крупных собак, больных или старых. Думаю, это было естественно и во многом объяснимо, ведь я жил один, не было ничьей помощи и поддержки. 


Уже у ворот ко мне пришла необъяснимая уверенность и понимание того, что я должен сделать что-то особенное и решиться на большее, чем рассчитывал. Так, я первым делом попросил показать мне собаку без передней лапки — Пчёлку, на тот момент единственную собаку-инвалида в приюте. Ничего подобного я в жизни раньше не видел. Я совершенно не испугался, не растерялся. Присел рядом, поговорил с ней, постарался успокоить. Она была очень нервной — то ли от стресса, то ли от радости, сложно сказать до сих пор. Думаю, что всё вместе, у собак так бывает. Под конец я взял её на руки, как ребенка, мы просто сидели и согревали друг друга без слов. Через какое-то время я почувствовал, что на сегодня хватит, и ушел. Больше я никого не смотрел, ни с кем не общался, мне оказалось более чем достаточно тех 10–15 минут. Это была суббота. И первым делом я поехал к родителям, чтобы рассказать о своем решении.


Артем дал Пчёлке другое имя — Мони
Артем дал Пчёлке другое имя — Мони


Родители были в курсе, куда я ездил в тот день. Я назвал имя Пчёлка. Пауза. Мама дрожащим голосом переспрашивает: «Это ведь та собака без..?» Я аккуратно кивнул. Снова пауза. Мама прикрыла рот ладонью и тихо заплакала. В этот момент я окончательно понял, что сделал правильный выбор и меня уже ничего не остановит. 


Это была суббота. В воскресенье приют не работает. В понедельник утром я был на месте. И снова попросил: «Приведите, пожалуйста, Пчёлку». Я сказал ей: «Девочка моя, как твои дела? Как ты провела эти два дня? Тебя никто не обижал? Поехали скорей домой, всё плохое в прошлом, теперь всё будет по-другому». Дальше было небольшое собеседование с работниками приюта, я рассказал о себе, об опыте с собаками и так далее. Если честно, то всё происходило на автомате, мысленно я уже был где-то не там. Так, 3 октября 2016 года в моей жизни появилась Мони (так я её назвал). 2017 год с ней пролетел незаметно. Это было едва ли не самое особенное время в моей жизни. Мы с Мони не разлучались больше чем на несколько часов, погуляли больше тысячи раз, абсолютно каждую ночь были рядом. Дальше мы сошлись с моей бывшей девушкой, обручились и все вместе переехали в Москву. Раз в месяц-полтора приезжали в Нижний и навещали родной приют.


Артём со своей первой собакой из приюта
Артём со своей первой собакой из приюта


— А кто появился после Мони?


— В начале 2018-го в приюте появилась еще одна собака без передней лапки — Шая. По фотографиям она была удивительным образом похожа на Мони. При этом никакой связи между ними не было, они поступили в приют с разницей в полтора года из совершенно разных мест. Если Мони изначально пристраивалась с характеристикой «социализирована, уравновешена, ладит с другими животными», то с Шаей всё было иначе. Работники приюта нам сразу честно сказали, что у Шаи есть психологические проблемы, она еще до конца не адаптировалась и во многом диковата, ей нужно время. Нашей главной проблемой было наличие кота. Со слов работников приюта, с кошками у Шаи всё очень плохо: бросается, пытается укусить. Нам советовали подождать.


Сходство Мони и Шаи было поразительным и необъяснимым
Сходство Мони и Шаи было поразительным и необъяснимым


Тем временем случилась новая драма. На лечение в приют поступил очень старый пёс со следами невообразимой человеческой жестокости — собаку привязали на тонкую проволоку и оставили умирать. Точно неизвестно, сам он выбрался или кто-то помог, но результат был такой: собаку нашли на остановке всю в крови, практически без зубов и с чудовищной раной на шее, проволока прорезала кожу до кости. Мы с Ксюшей были в курсе и внимательно следили за новостями. В конце января, перед самым отъездом из Нижнего, как обычно, отправились в приют. Провести время с Шаей, пообщаться с волонтерами, погулять с другими собаками. В тот день мы впервые увидели Рагдая, того самого беднягу. Оказалось, что буквально на днях врачи впервые разрешили ему покинуть стационар. Он выглядел очень уставшим, грустным, в его глазах почти не было надежды. На тот момент Рагдаю было около 12–13 лет. В тот день с ним постоянно кто-то гулял, чесал, гладил, разговаривал. Через пару часов нас ждала машина в Москву, мы начали собираться. В последний момент Ксюша не выдержала и попросила какую-то женщину дать нам немного времени наедине с Рагдаем. Здесь случилась магия: прошло несколько мгновений, и я понял, что Ксюша хочет его забрать. 


Рагдая Артём с Ксюшей забрали худым и уставшим от жизни
Рагдая Артём с Ксюшей забрали худым и уставшим от жизни


Мы всегда полностью доверяли друг другу, и я чётко понимал, что должен поддержать Ксюшу и довериться её чувствам. Так, совершенно незапланированно в нашей жизни появились Маленькие Седые Усики (он же Маленькие Седые, Усики или просто Уси) — именно так Ксюша назвала Рагдая. Пожалуй, лучше было и не придумать. (Улыбается.)


А теперь только посмотрите, какой он стал красавец!
А теперь только посмотрите, какой он стал красавец!


— Получается, что Шая присоединилась к вам позже? 


— Да. Каждые 2–3 недели мы связывались с приютом и расспрашивали про Шаю. С каждым разом ситуация становилась всё лучше. Наконец, в середине апреля нам дали добро и гарантировали отсутствие проблем с котом (всё не просто так, была проделана огромная комплексная работа, большое спасибо работникам и волонтерам приюта за это). Так в нашей жизни появилась Шая.


Артём с Шаей
Артём с Шаей


— А коты, кстати, как у вас появились? 


— Кота Степу Ксюша забрала из московского приюта в начале 2015 года. Он стал приемным отцом для черного котенка, которого мы подобрали с улицы. Это случилось в конце октября. Я вышел на обычную утреннюю прогулку, через несколько минут Мони сильно потянула под старый брошенный грузовик и начала что-то активно вынюхивать. Заглянув под машину, я увидел крошечного котёнка. Созвонились с Ксюшей и решили немедленно забрать его домой. Начинались серьёзные заморозки, отчего шансов на выживание у него практически не оставалось. На тот момент ему было не больше месяца от роду. В подобной ситуации есть только одно правильное решение — первым делом поехать к ветеринару. Так мы и сделали. Котёнок оказался больным, иначе быть и не могло. К счастью, проблемы оказались стандартными и хорошо поддающимися лечению. Через месяц уколов, таблеток, мазей, капель и процедур котёнок был здоров. Так в нашей жизни появился Клоп. Исходя из прошлого опыта (Маленькие Седые Усики), нетрудно догадаться, кто придумал это имя. (Смеется.)


Кот Стёпа стал отцом-одиночкой для чёрного котенка Клопа
Кот Стёпа стал отцом-одиночкой для чёрного котенка Клопа


— А у четвертой собаки какая история? 


— Через полгода жизни впятером (Мони, Усики, Шая, коты Степа и Клоп) мы узнали про отказника метиса грейхаунда, которого московские волонтеры приюта «Собачья жизнь» вывезли с Кипра. Это была девочка по кличке Аура, которой еще на Кипре ампутировали одну заднюю лапу. Причиной было отсутствие квалифицированной ветеринарной помощи, лапу можно было спасти, но кто-то просто не захотел заниматься сложным и длительным лечением. Кроме того, по приезде в Москву у собаки диагностировали редчайшее заболевание крови, против которого до сих пор не существует конкретных инструкций в лечении, а уж тем более необходимых препаратов на территории РФ. Московские волонтеры боролись за здоровье Ауры больше полугода и сделали практически невозможное — критичный уровень показателей крови снизился и достиг нормальных значений. При первой личной встрече Аура очаровала нас до глубины души. Она была очень скромной, нежной и грациозной (как и любая борзая). И через несколько дней, 11 ноября, в нашей жизни появилась Аура.


Красавицу Ауру волонтеры привезли с Кипра
Красавицу Ауру волонтеры привезли с Кипра


— Вопрос напрашивается сам собой — как же они уживаются все вместе, у всех же разный характер, привычки? 


— Все наши животные действительно очень разные. Мони — робкая и нежная, нейтральна к другим животным, особенно доверчива лишь к членам семьи. Усики — настоящий дедушка в самом широком смысле слова: спокойный, рассудительный, отважный охранник, в этой жизни его сложно чем-то удивить. Шая — иногда гиперактивная, иногда скромная и пугливая, у Шаи очень пытливый ум и прекрасные рабочие качества, для неё важно всегда быть при деле, например, занятия по дрессировке, слежение за порядком, охрана квартиры и т. д. Аура — собака с другой планеты. Лишена всякой агрессии, очень добрая, немного суетливая и, конечно, бесконечно быстрая (грейхаунд — самая быстрая порода собак на Земле, они способны кратковременно развивать до 75–80 км/час). Кот Стёпа — наш главный домохозяин и хранитель самых нежных материй. Спокойный, ласковый, очень любить кушать. Кот Клоп (сегодня ему уже около года) немного другой. Уверенный в себе, самостоятельный и бесстрашный (еще бы, вырос с 4 взрослыми собаками). Непростой путь взросления был пройден без проблем, спасибо отцу-одиночке Степану за отличное воспитание собственным примером.


Строгая дисциплина и правильное воспитание сводит вероятность конфликтов к минимуму. В нашем случае за всё время было всего две небольшие стычки больше года назад. Кто-то на кого-то наступил, тому не понравилось — и понеслось. Если однажды правильно такое пресечь, то с очень большой вероятностью этого больше не повторится. Для этого нужно читать книги, учиться разбираться в психологии животных. Если есть проблемы, то их нужно решать. У нас была небольшая напряженность с Аурой и котами, все-таки собака охотничья, у неё это в крови. За 2–3 дня проблема была полностью решена путем нахождения подходящего приёма по сближению и последующему разъяснению: кто и как должен себя вести. С тех пор все живут душа в душу, никто никого не боится, вместе играют, вместе спят. Полная гармония.


Аура — прирожденная охотница, и ей было сложно с котами в первое время
Аура — прирожденная охотница, и ей было сложно с котами в первое время


— В приютах всегда говорят, что пристроить животное с инвалидностью в разы сложнее. Люди боятся такой ответственности. Тяжелее ли за ними ухаживать, чем за здоровыми питомцами? Как вы содержите и управляетесь с таким количеством животных?


— Каждый раз, когда мы брали животное из приюта, всё получалось как-то естественно и гармонично. Хочется верить, что каждая из собак нашла нас сама. Дождалась.


Содержание животных с данным видом инвалидности не требует особых условий, необходимо лишь руководствоваться здравым смыслом, соблюдать общие правила безопасности и не допускать чрезмерных активностей. Мы живем в обычной квартире. В условиях домашнего содержания ничего особенного ни одному из животных не требуется. Вода, еда, каждому своё место (на самом деле мест гораздо больше, чем животных), игрушки и т. д. Для котов добавляются домики, когтеточки и лоток, для собак — выгул. С каждой собакой мы гуляем по 2 раза в день. Обычно выводим по одной, но иногда бывает и парами. 


«Я по-другому просто не могу». Исповедь нижегородца, забирающего из приютов собак-инвалидов


Жизнь с большим количеством животных прежде всего дарит ощущение большой дружной семьи, где один за всех и все за одного. Домашние животные прекрасно адаптируются под режим, настроение и особенности своих хозяев. Активности или отдых — всегда вместе. Любая собака на генном уровне ориентирована на человека, целью их жизни является угодить своему хозяину, они буквально живут ради нас. У кошек немного иначе, но в целом не так уж далеко от этого. Проживание вместе с животными наполняет дом невидимым светом, в таком месте не бывает пусто (не путать с «тихо», «спокойно» и т. д.), в таком месте невозможно почувствовать одиночество. 


«Я по-другому просто не могу». Исповедь нижегородца, забирающего из приютов собак-инвалидов


— Как ваши родные и близкие относятся к вашим питомцам?


— Хорошо. Но так было не всегда. Изначально каждое новое животное вызывало много суеты и непонимания. Со временем, посмотрев изнутри, все успокоились и даже прониклись. Реальным положительным примером можно изменить многое.

Родители Артёма с Тони и Мони
Родители Артёма с Тони и Мони


— Почему вы решили посвятить свою жизнь помощи животным?


— На этот вопрос хорошо ответил директор фонда «Сострадание-НН» Владимир Яковлевич Гройсман. Он сказал, что «тот ужас, который мы видели, изменил нас». Я уверен, что каждый настоящий зоозащитник начинал свою деятельность с какого-то своего личного ужаса, я начинал со своего. С тех пор по-другому я просто не могу. Под словом «ужас» подразумеваются страшные последствия жизни на улице, случаи живодерства и т. д. Я хочу ко всем обратиться. Пожалуйста, помогайте животным. Жертвуйте время и деньги. Любите. И однажды мы обязательно проснёмся в лучшем мире.


«Я по-другому просто не могу». Исповедь нижегородца, забирающего из приютов собак-инвалидов