Новый автомобиль Путина: изучаем лимузин Aurus и его версии для народа


Не только лимузин 


С момента первого избрания Владимир Путин предпочитает бронированные Mercedes-Benz S-класса в исполнении Pullman. 


Идея возрождения российского авто для президента мусолилась давно, но звучала утопично. ЗИЛы устарели, строить с нуля было дорого, Lada Priora в качестве шасси не подходила. 


Так в 2012 году родилась идея: разработать не просто лимузин, а целую платформу автомобилей (ЕМП), которая ляжет в основу чиновничьих и гражданских машин. Причем сразу в трех версиях: седан, минивэн и премиальный кроссовер. 


Самым массовым должен стать кроссовер с мотором V8: тираж выпуска до 4000 машин в год
Самым массовым должен стать кроссовер с мотором V8: тираж выпуска до 4000 машин в год


По словам главы Минпромторга Дениса Мантурова, на инаугурации мы увидим лимузин, до конца года появится седан, а следом за ним — минивэн и премиальный кроссовер. Официальная презентация проекта «Кортеж» состоится на августовском автосалоне в Москве. Опытные образцы всех типов сейчас проходят испытания. 


Что такое платформа ЕМП 


Единая модульная платформа разрабатывается институтом НАМИ. Унификация по модельному ряду будет значительной: компоновка моторного отсека и салона, а также часть кузовных деталей у седанов, кроссоверов и минивэнов общие. Это и хорошо, и плохо. С одной стороны, снижается себестоимость. С другой, гражданские версии будут нести на себе отпечаток решений, использованных ради бронированного лимузина, а они не всегда оптимальны для «повседневной» машины. 


Седан будет конкурировать с BMW 7 и Mercedes-Benz S-класса
Седан будет конкурировать с BMW 7 и Mercedes-Benz S-класса


Зато впечатляет широта диапазона, например, платформа подразумевает создание как «длинных» бронированных лимузинов с моторами V12 и полной массой до 5 тонн (!), так и обычных седанов с четырехцилиндровыми двигателями (в перспективе). 


Самый спорный дизайн — у минивэна
Самый спорный дизайн — у минивэна


С четырьмя турбинами 


Для «Кортежа» разрабатывают собственную линейку силовых агрегатов, и это — весьма смелый ход. Малотиражные проекты обычно заимствуют мотор на стороне, но в России нет подходящего агрегата. 


Двигатели, как и шасси, построены по модульному принципу. У них общая размерность цилиндра и организация рабочего процесса, но разные компоновки. Кстати, помимо турбонаддува используется прямой впрыск бензина в цилиндры, поэтому моторы обещают быть вполне современными. 


Базовый агрегат V8 с двумя турбокомпрессорами и мощностью 600 л. с. разрабатывает основной «подрядчик» — Porsche Engineering. Двигатель V12 на его базе создают специалисты НАМИ, и на лимузине для первого лица будет именно он. У него уже четыре турбокомпрессора, мощность составляет невероятные 860 л. с., а крутящий момент в 1000 Н*м ограничен электроникой, чтобы не «скрутить» в бараний рог трансмиссию. 


Позже появится «народный» турбомотор с четырьмя цилиндрами, объемом 2,2 литра и мощностью 245 л. с.: вполне современный формат двигателя для полноразмерного кроссовера или крупного седана. Не исключены моторы и меньшего литража, например, трехцилиндровая версия (180 л. с.)


«Кортеж» существует не только в черно-белых изображениях Роспатента — испытания идут полным ходом
«Кортеж» существует не только в черно-белых изображениях Роспатента — испытания идут полным ходом


Российская коробка и гибридный привод 


Девятиступенчатый автомат российской фирмы КАТЕ можно было бы назвать «классической гидромеханикой», если бы не отсутствие одного из важнейших узлов — гидротрансформатора. Разработчики применили необычное решение, возложив функции сцепления на фрикционы планетарной коробки. 


Сдвинуть машину с места помогает электромотор: все «Кортежи», по крайней мере в чиновничьих исполнениях, будут гибридными. Электродвигатель выполняет функцию и стартера, и генератора, и тягового мотора. 


Основной привод у «Кортежа» — на задние колеса, но флагманские версии будут полноприводными: правда, использована «паркетная» схема с автоматической муфтой, которая активирует переднюю ось по требованию. 


Интерьер выглядит вполне актуально, хотя и минималистично
Интерьер выглядит вполне актуально, хотя и минималистично


Насколько российским будет «Кортеж»? 


Привлечение иностранных компаний к сложным проектам в мировом автопроме считается нормой, поэтому сам по себе факт сотрудничества с Porsche Engineering, как и рядом других фирм (Brembo, Magna, Haldex...) не лишает проект российского гражданства. 


Важнее другое: интеллектуальная собственность принадлежит российской стороне и создается без участия западного капитала. А потому проект «Кортеж» можно считать российским. Например, в условиях железного занавеса проекты вроде калужских Volkswagen и тольяттинских Renault окажутся под угрозой, а «Кортеж» на пару с базовыми Lada Granta — выживет. По крайней мере, в теории. 


Производство, судя по всему, наладят на Ульяновском заводе группы Sollers, а спецверсии будут мелкосерийно собирать в Москве. 


До конца этого года выпустят 70 автомобилей, и после презентации на Московском автосалоне на «Кортежи» начнут пересаживать членов правительства, хотя процесс затянется на месяцы — объемы выпуска пока невелики. В конце года откроется прием заказов на модель для всех желающих, но сроки поставок пока туманны. 


Сколько стоит «Кортеж»? 


Цены не известны, но дешевым «Кортеж» не будет: Денис Мантуров заявил о 15-процентном дисконте относительно близких по характеристикам иномарок, но мы понимаем, что речь идет о сегменте 5+ миллионов рублей. По крайней мере, до выхода «народных» четырехцилиндровых седанов. 


Бренд Aurus и его эмблемы
Бренд Aurus и его эмблемы


Сохранится ли название «Кортеж»? 


Вероятнее всего, нет: уже запатентованы логотипы и бренд Aurus. Он образован из слов aurum (золото — лат.) и Russia. Название созвучно с моделью Toyota Auris, но в Россию она уже не поставляется. Топовые версии автомобилей могут получить также суббренд «Мономах». 


Интрига — это хорошо 


Для постсоветской России разработка столь мудреного автомобиля с нуля является прецедентом. Сам по себе принцип единой платформы используется сегодня повсеместно, например BMW, Volvo и Volkswagen строят на «тянущихся» платформах львиную долю моделей. 


«Кортеж» может стать коммерчески успешным. Но для этого он должен впечатлять не только мощностью и количеством турбокомпрессоров, но и сбалансированностью качеств. 


А зон риска немало. Например, сложность конструкции и малый тираж могут увести себестоимость в заоблачные выси, и если для правительственного автопарка это не критично, то для конкуренции на рынке, пусть даже премиальном, цена имеет не последнее значение. 


Не меньше вопросов вызывает изощренность концепции: насколько беспроблемным окажется «Аурус»? Люксовые автомобили западных фирм, как правило, имеют долю узлов, обкатанных на других моделях: двигатели, трансмиссии, элементы подвески... «Аурус» же создается с нуля, а это сулит длительный период «детских болезней». 


Но тем интереснее следить за судьбой проекта. Кто знает: вдруг через десять лет подающие надежды бизнесмены будут мечтать не о немецком премиум-седане, и даже не о корейском?