Дело в том, что я не могу попасть в это здание без посторонней помощи. У меня, как члена Общественной палаты Нижнего Новгорода, есть пропуск. Но у меня, как человека, передвигающегося на инвалидной коляске, нет доступа. Вход в здание перегорожен турникетами, через которые моя коляска не проходит. На заседание палаты я попадаю по принципу: «Не хочу в ворота, разбирай забор!» — дежурный охранник снимает часть металлического ограждения и пропускает меня.


Вход в здание перегорожен турникетами, через которые коляска не проходит
Вход в здание перегорожен турникетами, через которые коляска не проходит


Вообще-то такая конструкция и нормы пожарной безопасности не выдерживает: если в здании случится нештатная ситуация (не дай бог, конечно), люди должны иметь возможность покинуть его максимально быстро. То есть — мгновенно снять металлическое ограждение рядом с турникетом и выбежать на улицу. Но мгновенно не получится: вряд ли люди носят с собой отвертку, чтобы откручивать винтики.


Знаковый момент


Это не критика. Точнее, это критика, но — конструктивная. Потому что городская администрация, понимая, что здание действительно не дотягивает до норм доступности, предложила рабочей группе «Дружелюбный Нижний» (она входит в Общественную палату города) провести полный аудит помещений. И вынести заключение: что и где нужно поменять, чтобы «кремль, корпус 5» был абсолютно открыт и удобен для всех граждан.


И здесь, пожалуй, можно сказать, что наступил знаковый момент. Потому что еще несколько лет назад никому бы в голову не пришло менять административные здания в сторону доступности. Сказали бы: «А зачем? Какой смысл вкладывать деньги в реконструкцию, если сюда никто из инвалидов и не придет? Что, человек на коляске будет работать в гордуме? Или человек незрячий — руководить департаментом? А если ему надо просто какую-то бумажку подписать — пусть попросит знакомых, чтоб вместо него сходили».


Сегодня отношение совершенно иное. Да, человек незрячий может прийти в городскую администрацию, чтобы «подписать бумажку». И он точно такой же житель нашего города, как человек зрячий. И ему в этом городе должно быть так же комфортно, как и тем, кто видит и слышит. И человек на коляске вполне может оказаться сотрудником департамента.


Лифт в здании администрации города
Лифт в здании администрации города


Не видеть разницы


Помню, однажды я проводил тренинг для подростков, не имеющих инвалидность. Одним из заданий тренинга было — придумать школу будущего, в которой удобно всем: и людям с инвалидностью, и людям без инвалидности.


И ребята помимо прочего предложили сделать широкие проходы в учительской.


— Это чтобы было удобно вызывать на педсовет нахулиганивших учеников, которые передвигаются на колясках? — рассмеялся я, вспомнив собственное школьное детство.


— Нет, это чтобы учителю на инвалидной коляске было удобно, — ответили ребята. — Если школа инклюзивная, в ней же не только дети могут быть с инвалидностью, но и учителя.


Я пожал им руки.


Так вот, эти дети совсем скоро станут взрослыми. И придут работать… в том числе и в городскую администрацию придут. Почему нет?


И они действительно не будут видеть разницы между человеком с инвалидностью и без нее. И будут отбирать на работу сотрудников по принципу профессионализма. Поэтому среда должна быть готова уже сейчас.


Мне очень приятно, что в городской администрации это понимают.


Потому что власть — она обязана быть в авангарде, показывать пример, стать эталоном. Когда власть требует от бизнеса соблюдать нормы доступности — ее собственные помещения и объекты уже должны быть такими, чтобы бизнес пришел, посмотрел и сказал: «Да, теперь мы знаем, как надо делать».


И речь сейчас не только о создании комфортной городской среды. Речь о том, что Нижнему Новгороду нужно стать дружелюбным для каждого своего жителя, каждого туриста.


Сегодня перед новым главой города Владимиром Пановым возникло очень много вопросов, требующих первоочередного решения. И один из них, я уверен — это то самое «дружелюбие» города, которое необходимо развивать. Очень надеюсь, что уже через год мы сможем отметить: да, наш город действительно стремится быть открытым для всех.


Винтики «государственной машины»


Дипломированный архитектор, эксперт по доступной среде, сотрудница НРООИ «Ковчег» Мария Осмынина аудит здания проводила больше суток. Вместе с ней мы детально фиксировали все недочеты и все успехи. Отчет занял 16 листов.


И выяснилось, что помимо плохо разбираемой секции ограждения (из-за которой человеку на коляске приходится ждать, пока охранник открутит все винтики «государственной машины»), самая большая проблема здания — всего лишь в отсутствии информации.


Главный вход. Человеку на коляске приходится просить прохожих, чтоб его затащили по ступенькам
Главный вход. Человеку на коляске приходится просить прохожих, чтоб его затащили по ступенькам


Главный вход недоступен для людей на колясках — но есть боковой, вполне удобный. Только возле главного входа информации об этом — ноль. И приходится человеку на коляске просить прохожих, чтоб его затащили по ступенькам, хотя он вполне мог бы справиться и сам — если б знал. Собственно, даже припарковать машину возле главного входа для человека с инвалидностью — та еще радость. Табличек на парковке, выделяющих места для машин, которыми управляют люди с инвалидностью, нет. А значит, можно приехать — и обнаружить, что все места заняты (и вы понимаете, что для человека на коляске парковка рядом со зданием — это не прихоть, а насущная необходимость).


А вот боковой вход вполне удобный
А вот боковой вход вполне удобный


На лестницах в здании нет контрастных полос желтого цвета, обозначающих начало и конец спуска или подъема: слабовидящие люди могут, не заметив лестницу, получить травму. А ведь все, что нужно — обозначить спуск-подъем тактильной плиткой специального рисунка и желтого цвета.


Желтый — потому что этот цвет последний, какой перестают идентифицировать люди, теряющие зрение.


Или номера кабинетов. Все они — либо на двери, либо над дверью. Человек плохо видящий их не прочитает. Человек незрячий вообще никогда не догадается, где, например, находится зал приема официальных делегаций. Все, что нужно — разместить тактильные таблички с названиями, написанными шрифтом Брайля, на уровне человеческой руки.


Ведь сами помещения комфортны для всех граждан. Нужно только в них попасть…


Человек незрячий вообще никогда не догадается, где, например, находится зал приема официальных делегаций
Человек незрячий вообще никогда не догадается, где, например, находится зал приема официальных делегаций


— У доступной среды в этом здании плохой пиар, — пошутил кто-то из моих коллег.


Видимо, так и есть. Но ведь сделать пиар уже существующему явлению — это не так сложно, как создать явление с нуля, правильно?