27 ноября суббота
СЕЙЧАС +1°С

«Я хочу дедушку. Почему он живет на кладбище?»: Тяжелобольного пенсионера выписали из ковидной больницы Канавина. Он умер на следующий день

Скандал с больницей № 10 оборачивается новыми подробностями

Поделиться

Евгений Парамонов был человеком общительным, открытым, у него были планы на жизнь, рассказывает его дочь Елена К.

Евгений Парамонов был человеком общительным, открытым, у него были планы на жизнь, рассказывает его дочь Елена К.

Поделиться

67-летний Евгений Парамонов умирал дома, на глазах дочери. Задыхался и хрипел от недостатка воздуха. Накануне его выписали из ковидной больницы № 10, где он провел несколько недель. На следующий день патологоанатом оставил в свидетельстве три строчки: «Отек легкого / пневмония вирусная уточненная / COVID-19 вирус идентифицирован». Об этой истории мы бы никогда не узнали, если бы не скандал в канавинском госпитале.

«Я решил, что сегодня выпишу вашего папу»

— У него были еще планы на жизнь, — говорит дочь покойного Елена К.

Пенсионер был заядлым садоводом, ходил за грибами, нянчился с двумя маленькими внуками и подрабатывал таксистом. Первые симптомы заболевания появились 4 октября — подскочила температура. Врачи скорой успокоили, сказали, обычное ОРВИ, вспоминает дочь. Хуже стало через неделю. 13 октября его доставили в реанимацию больницы № 10 Канавинского района.

— Я еще спросила, почему реанимация? Человек был здоровый, ел, пил, побрился, собрался, сам поднялся на четвертый этаж, — вспоминает дочь. — Мне сказали: «Мест в палатах нет».

Последний раз Роспотребнадзор проверял больницу летом и нашел десяток нарушений. В учреждении не было резервного горячего водоснабжения, системы вентиляции и мебель в ряде отделений не соответствовала нормам

Последний раз Роспотребнадзор проверял больницу летом и нашел десяток нарушений. В учреждении не было резервного горячего водоснабжения, системы вентиляции и мебель в ряде отделений не соответствовала нормам

Поделиться

На следующий день папе поставили диагноз COVID-19. Через четыре дня его перевели в палату отделения пульмонологии. Еще через дней пять дочь узнала, что у ее отца отказали ноги. Она хотела передать ему телефон, чтобы быть с родственником на связи, но врач отговорил ее. А через восемь дней после этого дочери позвонили с неизвестного номера. Далее дочь воспроизводит следующий диалог с врачом Дмитрием В.:


— Елена?

— Да.

— Дочь Парамонова?

— Да.

— Я решил, что сегодня вашего папу выписываю.

— Как так, вы сказали, что он еще полежит? У меня маленький ребенок год и девять. У меня еще старший ребенок есть. Вы сказали, что у него ковид. Как вы давно брали мазок?

— 14-го числа.

— Как 14-го числа? Я вам звонила в два часа тогда, ничего не было. А в шесть уже всё готово...

— Сегодня в полпервого я его выпишу. Вам нужно найти машину для перевозки больных. Привезти одежду, потому что он у вас голый.

— Как голый, а где вещи?

— Я не знаю, где вещи. Он у нас лежит голый. И захватите памперсы.

Согласно методическим рекомендациям Минздрава РФ, выписка пациентов, перенесших COVID-19, с переводом на амбулаторное лечение осуществляется при следующих условиях: стойкое улучшение клинической картины, уровень насыщения крови кислородом на воздухе ≥ 95%, температура тела < 37,5 °C, уровень C-реактивного белка < 10 мг/л, уровень лимфоцитов крови > 1,2 x 109. Также у пациентов старше 65 лет должен быть отрицательный тест на коронавирус. Дочь Парамонова, с ее слов, не смогла добиться от врача разъяснений, на каких основаниях выписывают ее отца. Ей было сообщено только об отрицательном результате ПЦР-теста на COVID-19, при этом справки о прохождении исследования ей предоставлено не было. Расшифровать выписной эпикриз она не смогла.

Хоронили в закрытом гробу, как ковидника


Дочери 28 октября выдали отца и выписку. Последняя была исписана неразборчивым почерком. Как рассказывает Елена К., ей даже с адвокатом не удалось разобраться, какие анализы делали и как лечили ее отца.


— Когда мы отъехали на несколько метров от больницы, мой папа говорит: «Дочь, пожалуйста, не привози сюда, я тебе кое-что хочу сказать. Я так сильно хочу кушать. Меня не кормили, не мыли». Он был отощенный, весь в пролежнях, — вспоминает дочь.

Ночью Евгений Парамонов кричал, говорил, что хочет жить. На его палец надевали пульсоксиметр (прибор для измерения уровня насыщения кислородом капиллярной крови. — Прим. ред.), который упорно не хотел показывать результат. Днем Евгений Парамонов умер.

Дочь всё еще сомневается, что у Евгения Парамонова был COVID-19

Дочь всё еще сомневается, что у Евгения Парамонова был COVID-19

Поделиться

— Я не думаю, что у него был ковид, — говорит Елена. — Есть выписка из морга, но там всем, кто умирает, ставят ковид.

Как ее отец попал в реанимацию коронавирусного госпиталя, она не понимает. Его забирали без теста. Он якобы появился на следующий день в больнице, вспоминает дочь покойного. Делали ли ему томографию, дочь тоже не знает. В больнице нет аппарата КТ, только рентген. Ей непонятно, как у ее отца отказали ноги, почему он лежал голый. И еще она не понимает, как на теле его оказались синяки, как будто от побоев.

— Я хочу дедушку, почему он на кладбище живет? — спрашивает семилетний сын Елены К. Ей самой трудно это объяснить.

Хоронили Евгения Парамонова в закрытом гробу, как ковидника. В выписке из морга в графе «причины смерти» три строчки: «Отек легкого / пневмония вирусная уточненная / COVID-19 вирус идентифицирован».

Выписка из морга с причиной смерти Евгения Парамонова — COVID-19

Выписка из морга с причиной смерти Евгения Парамонова — COVID-19

Поделиться

Возможно, мы об этом никогда бы не узнали

Об этой истории в редакции NN.RU никогда бы, возможно, не узнали. Но неделю назад на нашем портале появился материал о том, как в красную зону больницы № 10 пускали родственников, чтобы те ухаживали за пациентами. При этом им не предоставляли защитных костюмов и объясняли всё это нехваткой персонала.

После этого нам стали писать родственники умерших в канавинском ковидном госпитале. Они жаловались на грубость медперсонала, антисанитарию в палатах, утверждали, что их родственников «залечили» до смерти. Одной из обратившихся была Елена К. Она предоставила в редакцию выписку из больницы и заключение из морга.

В больнице № 10 с ней разговаривать отказываются, а в региональном Минздраве ей ответили, что выписка пациентов с COVID-19 возможна только после завершения лечения.

— Согласно предписанию Роспотребнадзора, выписка пациентов с подтвержденной коронавирусной инфекцией по заявлению пациента не проводится в целях соблюдения противоэпидемического режима недопущения дальнейшего распространения инфекции, — уточнили в ведомстве.

Также женщине порекомендовали обратиться опять в больницу № 10, к замглавы главврача Людмиле Ломакиной. Последняя, кстати, напрочь отказывается разговаривать с журналистами и с родственниками на неудобные темы. В прошлый раз она потребовала корреспондента NN.RU предоставить специальное разрешение от губернатора, чтобы она смогла прокомментировать нарушения санитарного режима в ее учреждении. Так, однако, было не всегда. В декабре 2020 года она записала обращение к нижегородцам с напоминанием, как важно носить маски и соблюдать другие меры эпидемиологической безопасности.

Для того чтобы положить человека на лечение в больницу, должны были быть веские основания, отмечает заведующий рентгенологическим отделением Балахнинской больницы Алексей Кокунин.

— Как правило, это должен быть либо положительный ПЦР тест и / или результаты томографии, где показаны специфические изменения для коронавирусной инфекции. Вообще госпитализация с таким заболеванием не всем нужна, а тем, кто болеет в средней или в тяжелой форме. Если в средней форме, то должны быть сопутствующие риски, например пожилой возраст, ожирение, диабет. Почему положили этого пациента, трудно сказать, — рассказал корреспонденту NN.RU рентгенолог.

Отправка в реанимацию ковидного госпиталя человека с ОРВИ или неподтвержденным коронавирусом — это убийство, поделился своим мнением с корреспондентом NN.RU президент «Лиги защитников пациентов», эксперт РАН Александр Саверский. Он считает, что лучше всего не доводить до госпитализации, ведь есть способы лечения, которые помогают этого избежать.


Мы отправили свой запрос в Минздрав по Нижегородской области с вопросом о случаях обращения родственников пациентов, скончавшихся в больнице № 10. Там предоставлять информацию отказались, сославшись на врачебную тайну.

— Информация, о которой идет речь в запросе, может быть сообщена родственникам пациента в случае их обращения. Также родственники пациента могут обратиться в региональный Минздрав. Установить факт врачебной ошибки может только комплексная судебно-медицинская экспертиза, — сообщили корреспонденту NN.RU в ведомстве.

Напомним, после публикации NN.RU о пребывании родственников пациентов в красной зоне ковидного госпиталя региональный Минздрав сообщил о начале внутренней проверки и выявлении «несоответствий в организации ухода» за больными. А министр Мелик-Гусейнов заявил, что в особых случаях родных можно пускать в ковидное отделение, но при соблюдении мер эпидемиологической безопасности.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ3
  • ГНЕВ34
  • ПЕЧАЛЬ6

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.