— Я работаю в субботней русской школе и преподаю историю и культуру России, поэтому не могу забыть язык полностью, — поясняет Лена. — Вообще у меня очень много работ. В школе — одна из них. Еще я сейчас получаю второе высшее образование, почти его закончила. Учусь на педагогику искусства и историю искусства, живу в своей мастерской, где преподаю курсы по рисованию для детей и подростков. Параллельно работаю по профессии, на которую учусь. Занялась гончарным делом и преподаю лепку из глины в немецкой школе. Для того, чтобы обеспечивать себя, приходится много работать, и на учебу остается совсем мало времени: примерно 70% я работаю, 30% — учусь.


В Нижнем, мне кажется, я не смогла бы всем этим заниматься из-за предрассудков. В русской традиции человек, который преподает живопись, обязательно должен получить академическое художественное образование: закончить художественную школу, художественное училище, поступить в академию, а потом открыть свою мастерскую и преподавать. Может быть, это у меня был такой предрассудок в голове. Здесь представления об искусстве более либеральные. Поэтому только здесь я смогла получить в принципе художественное образование. Я начала рисовать в 23 года. В России, если ты начал заниматься живописью в 23 года — это любительский уровень. Здесь из-за свободы от этого представления у меня получилось этим заниматься. Я себе сама разрешила и смогла.


Елена учится на педагогику искусства, работает по специальности и живет в своей мастерской
Елена учится на педагогику искусства, работает по специальности и живет в своей мастерской


«Вернуться в Россию — вернуться ко всему, от чего я ушла»


Мне нужно было уезжать из Нижнего Новгорода. Это было очень личное решение. Вопрос стоял так: уезжать ли в другой город или вообще все менять? Сначала я думала уехать в Питер. Ну, это типичное мнение: из Нижнего Новгорода надо ехать в Питер. Потом я подумала, что это будет слишком близко и нужно изменить всё. Так как я знала немецкий язык, я думала ехать либо в Германию, либо в Австрию или в другие немецкоязычные страны.


Так как с Германией у меня уже был контакт, я там была, то стала искать студенческие программы по обмену в Германии, и нашла программу, которая называется Au — pair: ты живешь в семье, которая оплачивает тебе курсы языка, и работаешь нянечкой. Я заключила договор и уехала на год.


Через год я поняла, что если обратно вернусь в Россию, то вернусь к тому, к от чего ушла, и решила, что нужно идти дальше. Стала получать второе высшее образование здесь и пробовать себя в искусстве. Так я здесь осталась как студентка, а потом зацепилась, и теперь у меня своя мастерская. На самом деле я не знаю, что будет дальше, я не строю планов. Пока у меня получается оставаться здесь — я остаюсь, когда перестанет получаться — уеду куда-нибудь еще. Я не могу сказать, что слишком привязана к этому месту — пока что для меня нигде в мире нет места, к которому я могла бы привязаться. Я не знаю, хорошо это или плохо. Я просто принимаю это состояние.


Вечерний Франкфурт
Вечерний Франкфурт


«Здесь много социальных программ, но тебе про них никто не расскажет»


Я живу с Ником, он музыкант. И он зарабатывает себе на жизнь только музыкой. Возможность зарабатывать себе на жизнь искусством — это было откровением для меня. Не скажу, что их группа очень знаменитая, хотя они ездят по Германии, выступают в барах.


Студия Ника
Студия Ника


Мы с Ником нашли программу, подали документы и выиграли по этой программе поддержку. Нам дали 12 тысяч евро в год и вот это ателье, где мы живем. В этой квартире у Ника своя звукозаписывающая студия, а у меня — своя мастерская.


Мастерская Лены
Мастерская Лены


Я здесь веду художественные курсы для беженцев, для детей, которые приехали из Сирии, из Марокко, из очень разных стран, а Ник дает им уроки игры на гитаре. И нам за это платит государство и дает скидку на эту квартиру. Это договор на пять лет, такая поддержка молодых художников и музыкантов.


Дети, которые приходят к нам заниматься, делают это бесплатно. Все оплачивается государством.


«Они спрашивают про мое отношение к Путину, а у меня его нет». Нижегородка — о жизни в Германии


В Германии намного больше социальных программ для людей, которые хотят что-то улучшить в обществе. Но эти программы нужно искать, никто их не разжует и в рот тебе не положит. И знать, чего ты хочешь, очень важно. Если ты знаешь это, то у тебя все получится.


В Германии нет бесплатного образования. Я плачу за учебу 360 евро в семестр, и мне выдают проездной билет, который действует по всему региону. В Нижнем это был бы проездной по всей области на все виды транспорта: поезда, электрички, автобусы, метро. То есть получается, что эти 360 евро — это твой проездной билет, те деньги, которые ты потратил бы на дорогу.


«Они спрашивают про мое отношение к Путину, а у меня его нет». Нижегородка — о жизни в Германии


Многие немцы обманывают государство — они поступают в университет, не ходят на занятия, но получают этот студенческий билет для того, чтобы сэкономить на дороге. Причем в университете ты можешь учиться 10 семестров, 20 — тебя не спрашивают, когда ты уже выпустишься. Ты можешь не сдавать экзамены. Например, ты походил на семинары и решил: «Нет, что-то я не хочу в этом семестре сдавать экзамены». Ты сам регулируешь свое время, сам выбираешь себе лекции и семинары. Сам можешь выбрать, какие предметы тебе нравятся. Например, я учусь на педагогику искусства — но это не значит, что я не могу посещать семинары по литературе, философии или другим предметам. Тут все очень в этом плане свободно.


«Они спрашивают про мое отношение к Путину, а у меня его нет». Нижегородка — о жизни в Германии


«Как все было до падения стены, так и осталось»


Германия делится по ценам на две половины: Восточная и Западная. То, что было до падения стены, до сих пор существует. И в Западной Германии все намного дороже, а в Восточной — дешевле, потому что там не развита индустрия. Люди оттуда уезжают, там безработица.


Такие города как Франкфурт, Мюнхен, Гамбург в Восточной Германии — очень дорогие. Особенно во Франкфурте, здесь очень дорогое жилье, дороже, чем в Москве. Очень дорогой проезд и коммуналка.


Панорама с соборной башни
Панорама с соборной башни


Плюс ты, как и во всей Германии, платишь за медицинскую страховку. В совокупности все получается дорого, поэтому многие немцы работают в Западной Германии, а их семьи живут в Восточной в какой-нибудь деревушке. Мужчины приезжают домой только на выходные.


«Здесь считают, что в России до сих пор тоталитарный режим»


Есть разные люди: разные русские, разные немцы. Есть стереотипы людей, которые не слишком интеллектуальны: «водка, медведи, балалайка» — о русских, «сосиски, пиво и Октоберфест» — о немцах. Но я встречала и позитивно настроенных людей.


Что меня здесь раздражает — очень часто в последнее время все переходят на политику и спрашивают мое отношение к Путину. А у меня нет никакого отношения к Путину и нет никакого отношения к политике. И я поняла, что в Германии политический вопрос намного важнее в интеллектуальных кругах, нежели в России. Я очень мало говорила о политике, когда жила в Нижнем Новгороде. А тут меня даже дети в школах спрашивают: «Как ты относишься к Путину?» Это меня ставит в тупик. Они же к ней в большинстве относятся негативно и вообще считают, что в России до сих пор тоталитарный режим. Я говорю, что это неправда. А когда я говорю, что на улицах в России нельзя пить пиво, на меня смотрят очень странно.


«В последнее время все переходят на политику и спрашивают мое отношение к Путину. А у меня его нет»
«В последнее время все переходят на политику и спрашивают мое отношение к Путину. А у меня его нет»


Есть представление о том, что девушки приезжают в Германию и думают, что один путь здесь остаться — это выйти замуж. Если мне задают такой вопрос, то я сразу понимаю: контакт с этим человеком будет просто прерван. Потому что я считаю, что это слишком обыденное и очень узкое представление о женском поле.


Но, если честно, я встречала таких девушек, которые учатся в университете и активно ищут себе молодого человека, чтобы выйти замуж и зацепиться здесь. Я не могу этого понять. Есть разные способы здесь остаться. Если ты студентка — тебе просто нужно найти себе работу и остаться по рабочей визе. Для этого, конечно, нужно быть хорошим специалистом. Что, наверное, тяжелее, чем выйти замуж.


Хороший способ остаться в другой стране — быть востребованным специалистом
Хороший способ остаться в другой стране — быть востребованным специалистом


«Тут ты стоишь на откосе и смотришь в бесконечность»


Я стараюсь приезжать домой раз в полгода и обычно еду к своим родителям, которые живут в Новозыбкове, это городок в Брянской области. Потому что родители стареют, и чувство вины растет. Очень хочется приехать в Нижний. И не на два-три дня, а на недельку-две, чтобы пожить, как раньше.


У меня очень романтические представления о городе, основанные на воспоминаниях о старой жизни, о нижегородских тусовках. Но думаю, что те люди, которые были на этих тусовках, тоже стареют или взрослеют, у каждого появляются свои семьи, какие-то обязательства. Я себя помню в Нижнем Новгороде другим человеком.


В объективе нижегородской подруги-фотографа Алены Крыловой
В объективе нижегородской подруги-фотографа Алены Крыловой


Конечно, есть ностальгия. Это чувство особенно захватывает меня зимой. Мне очень не хватает русской зимы, и нижегородской, в частности. Вчера у нас было +20 ºС! Я сидела на скамейке в парке и думала: «Ё-моё». В Нижнем в феврале-марте я думала: «Когда это все закончится?», а сейчас мне не хватает февральских метелей, Масленицы. Здесь есть карнавалы, когда немцы прощаются с зимой, переодеваются в монстров и ходят по улицам. Но это все равно не то.


Последний раз я была в Нижнем Новгороде летом 2017 года. Покровка изменилась. Бросилось в глаза, что в город очень молодой: много детей, подростков. Бабушек почти нет, видимо, взрослые люди не очень любят гулять по улицам. Раньше я этого не замечала.


Что касается внешнего вида, то когда я приезжала два года назад, все было одной большой стройкой, готовились к чемпионату мира. Я очень хочу приехать весной, посмотреть, как это все выглядит сейчас. Заметила, что открылось очень много баров, в которых — что меня порадовало — появились вегетарианские блюда (я сама уже 5 лет не ем мясо).


Но атмосфера самого города не поменялась. И река, и само расположение на Волге — ты стоишь на откосе и смотришь в бесконечность. Вот это остается.


«Первый год разговоры с людьми были скучными»


Я не знаю, привыкла ли я уже к Германии. Каждый год или два накатывают такие волны, что думаешь: «Нет, я не привыкну к этому». Я очень долго привыкала к тому, что на каждой остановке есть такие табло: «Автобус придет через три минуты» или «Автобус придет через пять минут». И вот ты стоишь и знаешь, что тебе пять минут нужно ждать автобуса, и думаешь: «Что я буду стоять, как дура? Я лучше дойду за это время до другой остановки и там сяду», потому что ждать пять минут как-то глупо. В России автобус может приехать через секунду, через 15 минут. Поэтому стоишь и ждешь. А тут все четко.


Очень долго привыкала к тому, что немцы не опаздывают. Вообще. Если ты опоздал на 15 минут на урок в университете или даже на приватную встречу — воспринимается как неуважение.


К Германии тем больше привыкаешь, когда лучше узнаешь язык. Потому что когда ты умеешь говорить на разные темы, то тебе и открываются разные люди. Первый год я могла говорить только на повседневные темы: где я была и что делала. Чтобы говорить на какие-то философские темы или обсуждать какое-то произведение искусства или литературы у меня не было словарного запаса. Поэтому и разговоры были очень скучными с людьми. Чем шире темы для разговоров — тем легче почувствовать себя своей.


Привыкание — это умение понимать людей и выражать себя по отношению к любым предметам. Сейчас меня уже не трясет перед каждым телефонным разговором на немецком.


«На фестивалях ничего другого не остается, кроме как пить»


Я ни разу не была на Октоберфесте, к счастью. Я не фанат традиционной немецкой музыки, это отвратительно. Говорят, там очень много пьяных, которые вот прямо лежат, спят на улице на асфальте — и я в это верю, потому что музыку Октоберфеста можно выдержать только с определенным количеством пива.


Я была один раз в Кельне на карнавале, и мне хватило. Это было в первый год жизни здесь. Моя «оупер»-семья мне сказала: «Езжай на карнавал, это так здорово». Я поехала одна, и там три дня люди под традиционную музыку пили, ели и ходили огромными толпами. Там ничего другого не остается, кроме как пить. Я пыталась уйти от толпы, но там это невозможно. Впечатления от карнавала не очень хорошие. Но это кому что.


«Даже сны снятся на разных языках»


Когда я говорю с русскими людьми — я думаю по-русски, когда я говорю с немцами — думаю по-немецки. Самое забавное — это сны. Если мне снятся русские люди и ситуация в России — то весь сон на русском. Если мне снятся ситуации в Германии — весь сон на немецком.


В прошлый раз мы рассказывали историю нижегородки, которая переехала в Грузию.