26 января среда
СЕЙЧАС -14°С

Нет Белоруссии, нет сала? Без каких товаров останется Россия из-за соседского продовольственного кукиша Западу

Минск теряет актуальность как неформальные ворота для европейской санкционки

Поделиться

Без белорусского импорта придется непросто

Без белорусского импорта придется непросто

Поделиться

Формально продовольственное эмбарго установлено после публикации постановления совета министров Белоруссии. Начнется оно с 1 января, пока на шесть месяцев. Пока же можно констатировать, что это решение сильно поменяет структуру белорусского импорта и, как уже знают россияне, вкусовые предпочтения граждан.

Цена гордости


Судя по данным белорусского таможенного ведомства, на 27 позиций санкционных товаров (очень неравнозначных) в прошлом году пришлось 532 тысячи тонн продуктов на общую сумму 657 млн долларов. Это немного. Лишь около 2 % от денежного объема импорта (37,8 млрд долл.), из которых ровно половина, к слову, приходится на Россию и еще под 4 миллиона — на Китай.

Тем не менее цифра ощутимая и заставит двигаться целые пласты логистического и дистрибьюторского бизнеса.

Что же касается кровных интересов, тут есть большой простор для анализа. Во-первых, надо констатировать, что в Россию из Белоруссии этих же номенклатур товаров экспортируется на 3,1 млрд долларов. Из них больше 2 миллиардов — молочная продукция. То есть, стоит признать, большую часть этих товаров — 80 % — Белоруссия прекрасно делает сама. Так что на семинаре «Как вводить продовольственное эмбарго и не остаться без штанов» кое-кто мог бы поучиться у белорусов.

Во-вторых, и это важно, Белоруссия оставила за бортом санкций рыбу. А значит, продолжит завозить ее, как и прежде, на 300 с лишним миллионов долларов в количестве почти 100 тысяч тонн. Эти цифры — за вычетом российских поставок. Ну и, разумеется, возить в Россию дары знаменитых белорусских морей. На минутку — больше чем на 100 миллионов долларов в год. Да, для национального рынка это небольшой объем (6 %). Но такое решение выглядит крайне прагматичным.

Во всем остальном Белоруссия повторяет сценарий российского эмбарго за исключением каких-то мелочей. Например, как и Владимир Путин, Александр Лукашенко не стал себе отказывать в баранине, перечисляя запрещенное к ввозу мясо, и почему-то также запретил соль. Однако ввел запрет на сладости и всякую выпечку — видимо, по части печенек и шоколадок он чувствует себя увереннее.

Наиболее «наказанными», по логике властей Белоруссии, по итогам эмбарго окажутся Польша (192 млн долл.), Голландия (79 млн) и Бельгия (66 млн), главным товаром которых в поставках в Белоруссию являются яблоки. Испания и Италия, у которых в списке товаров на первом месте цитрусовые, недополучат 100 и 34 миллиона соответственно. Германии надо будет думать, куда девать шоколада на 8 млн долларов, а оплоту демократии США — орехов на 9 миллионов.

Исходя из этих вводных, можно представить, как все эти запреты скажутся на торговле России и Белоруссии начиная с 1 января.

Плюс на минус


Несмотря на общую самодостаточность небольшой белорусской экономики, целый ряд позиций, поставляемых оттуда в Россию, до сих пор требовали подпитки извне, по большей части от ближайших соседей.

Из всех позиций, которых касается теперь запрет на ввоз в Белоруссию, наибольшее влияние этой страны на российский рынок имеют товары, обозначенные в таможенной статистике как «замороженные фрукты». На Минск приходится почти половина из ввезенных в Россию в прошлом году 108 тыс. тонн — почти столько же, сколько на идущих за ним Китаем, Египтом и Сербией вместе взятых. Замороженные вишня, черника, черная смородина и прочие ягоды принесли в прошлом году белорусским экспортерам 30 млн долларов, а в этом — уже 35 миллионов всего за 10 месяцев. При этом стоит отметить, что Белоруссия этот товар по большей части и сама импортирует. Арифметика такая: себе — на 35 млн долларов, оттуда в Россию — на 30 миллионов.

Также большая доля у Белоруссии в российском импорте моркови, почти четверть в этом году, — более 37 тысяч тонн на 14 миллионов долларов. Чуть больше только у Израиля и Китая. При этом своей моркови белорусам откровенно не хватает — они и импортировали в этом году 16 тыс. тонн, из которых 14 тысяч пришлось на Украину и страны ЕС. Говорить, что нынешнее белорусское эмбарго как-то очень сильно ударит по нашей тяге к витамину А, не приходится, но все же какое-то перераспределение потоков явно намечается.

Отдельная история — шоколад. В Россию из Белоруссии его привозят в приличных объемах — 23 тыс. тонн в этом году или где-то около 20 % всего импорта. При этом сами белорусы его закупают по всему миру (в основном, конечно, в ныне запрещенных странах) куда больше — 37 тысяч тонн. То есть по больше части он у них все же чужой (какао же не растет в Белоруссии) и к нам приезжает в виде реэкспорта. Но вот незадача. В российский санкционный список шоколад не входит, его покупают и в Германии, и в Польше, и в Бельгии. А значит, отказ белорусов от сладенького ударит как раз по ним, а не по России.

Яблочный Спас


Еще сложнее все с самым ходовым товаром — яблоками. Это крупнейшая строчка импорта Белоруссии из числа попавших под запрет. Их Россия ввезла в прошлом году более миллиона тонн на 772 млн долларов. Белоруссия не в лидерах, но заметный участник этого рынка. На него пришлось — только по официальным данным — 51,6 тыс. тонн.

При этом, судя по данным статистики белорусского таможенного ведомства, сама страна вряд ли производит столько яблок, чтобы хватало отправлять их соседям. По итогам прошлого года ей пришлось импортировать 240 тыс. тонн яблок. Из них 154 тысячи тонн — Польша, и еще более 55 тысяч — из других стран ЕС. Примечательно, что эти цифры не бьются с данными польской таможни. Она «видит» лишь 120 тыс. тонн яблок, отправленных в Белоруссию в 2020 году.

Вместе с тем можно предположить, что обозначенные в российских официальных документах 51 тысяча тонн белорусских яблок — это лишь часть общей картины. Дело в том, что примерно 15 % российского импорта (более 158 тысяч тонн) в статистике ФТС в качестве страны-отправителя имеют отметку NNN — «НЕИЗВЕСТНАЯ СТРАНА». Пресс-служба российского таможенного ведомства к моменту публикации статьи не ответила на просьбу «Фонтанки» прояснить ситуацию с этой международной загадкой.

Эксперты в области таможенного права подсказывают: возможно, речь идет о товарах из стран ЕАЭС (крупнейший после России партнер в нем как раз Белоруссия), внутри которого бюрократические процедуры и объем требуемых к заполнению бумаг при оформлении товара сильно сокращены. Таким образом, гипотетически к 51 тыс. тонн «официальных» белорусских яблок (в которых указаны конкретные адреса фирм-производителей) можно прибавить какую-то часть из 154 тыс. тонн из «неизвестной страны» (в которых данные о месте производства, похоже, туманны). А это уже автоматически выводило бы Минск в число лидеров по экспорту в Россию яблок. Точнее, если опираться на данные национальных таможенных статистик, скорее реэкспорта.

Косвенно эту теорию предательски подтверждают данные, казалось бы, не чужой белорусской таможни. Она «видит» в прошлом году отправленными в Россию не 51 тысячу тонн, как отечественные чиновники, а все 96,5 тысячи. И не на 18 миллионов долларов, а на 31,5 миллиона. Иными словами, может, и не все купленные в ЕС 240 тысяч тонн яблок Белоруссия гонит в Россию, но, похоже, немногим меньше.

Будет нечестным сказать, что все яблоки из Белоруссии — из Польши. В самой стране в 2021 году их собрали примерно 160 тыс. тонн. Для сравнения: в маленькой Молдавии — 600 тысяч. И какое-то количество яблок 9,5 миллионов белорусов все же едят сами. Однако стоит признать, что отказ Александра Лукашенко от европейских яблок в первую очередь ударит не по ним, а как раз по российскому рынку.

За ценой не постоим


Главная номенклатура белорусского экспорта — это все молочное. Включая даже такой, казалось бы, не очень приспособленный к дальним перемещениям и долгим таможенным процедурам товар, как само молоко. И если по маслу у Белоруссии всего 58 % (78 тыс. тонн) за счет успеха нечеловеческих усилий Новой Зеландии и Аргентины, то по сыру — чистое и безоговорочное лидерство с 84 % (246 тыс. тонн). Швейцарский пармезан, конечно, вещь хорошая, но все же товар даже приблизительно не массовый.

Огромное значение Белоруссия имеет для российского рынка говядины. Оттуда к нам едет 38 % всего импорта. В 2020 году было под 100 тыс. тонн на 346 млн долларов. За 10 месяцев 2021 года — 70 тыс. тонн. Причем, что важно, другие крупнейшие поставщики (Парагвай, Бразилия, Аргентина) в этом году синхронно повысили цены на свою говядину на 13 %. Белорусы же просят лишь на 8 % дороже, чем в прошлом году.

Стоит отдать должное: основную часть говядины Белоруссия выращивает сама. Объемы импорта, показываемые местной таможней, — в прошлом году всего около 6 тыс. тонн, из которых более 4 тысяч — из украинских коровников, то есть никуда не деваются. Крупнейший поставщик из ЕС — Польша — прислали в Минск всего 600 тонн говядины в прошлом году (эта цифра подтверждается перекрестными данными польской таможни), так что отказ от европейского мяса останется незамеченным как самими белорусами, так и российскими дистрибьюторами.

Так же и с огурцами — на Белоруссию приходится около трети всего объема импорта, примерно 14 тыс. тонн из 41 тысячи. Однако все пупырышки на них свои собственные — ввоз в Белоруссию огурцов остается на уровне статистической погрешности и явно не влияет на объемы, посылаемые в Россию.

Но если уж и удивляться чему-то при изучении структуры импорта из Белоруссии, так это шампиньонам. Мало кто знает, что эта страна — абсолютный гегемон зарубежных грибных поставок к нам. В прошлом году — 90 %, а в этом — уже почти 95 %. Ближайший бледный конкурент — Китай, — похоже, опустил руки и сдал бой. И из 16,5 тысячи тонн шампиньонов в этом году 15,6 тысячи — белорусские. Большая часть из них выращена в самой стране, правда, местная таможня показывает, что 7 тысяч тонн «прочих овощей» (шампиньоны проходят по этой строке) все же были привезены из Турции и ЕС. Однако, к примеру, сверка с польской таможней показывает: в основном речь идет о стручковом перце и баклажанах. Именно что шампиньонов белорусы к себе завозят совсем немного и посылают в Россию исключительно свое, доморощенное.

Я фольклорный элемент


Белоруссия часто в фольклорном представлении обывателей предстает как чуть ли не родина картофеля. Однако в реальности все сложнее. Похоже, сама себя страна прокормить картошкой может, и даже на помощь соседям остается. Но говорить, что объемы ее производства и место на мировом рынке поставок какие-то особо выдающиеся, не приходится.

По данным белорусской таможни, в прошлом году ввезти в страну пришлось всего 20 тысяч тонн. При этом на экспорт ушло 292 тысячи. Сколько из них пришлось на Россию, мнения разнятся. По мнению ФТС РФ — всего 22 тысячи тонн. И это было лишь третье место в рейтинге поставщиков картофеля в Россию. Для сравнения: у лидера — Египта — 191 тысяча.

Однако Национальный статистический комитет РБ смотрит на мир иначе, фиксируя в строчке экспорта в РФ в 2020 году впятеро больше — сразу 107 тыс. тонн (при этом на Украину из Белоруссии стратегических клубней ушло сразу 172 тысячи). Почему в национальных таможенных данных такая большая разница — вопрос открытый. Но факт остается фактом: на российско-белорусских картофельных отношениях вводимое Александром Лукашенко продуктовое эмбарго никак не скажется.

Ну и напоследок вопрос, который, возможно, у многих крутится на языке: что там с салом? Если коротко, то выходит, что за долгую эпоху правления Лукашенко своего жира Белоруссии отрастить не удалось. Глядя на таможенную статистику импорта России по строчке 0209 («Свиной жир, отделенный от тощего мяса, не вытопленный или не извлеченный другим способом, свежие, охлажденные, замороженные, соленые, в рассоле, сушеные или копченые»), впору хвататься за голову — из всего 3,5 тыс. тонн, въехавших в страну в прошлом году, большая часть — из Чили (2,6 тыс. тонн). Ну и немного из Парагвая с Аргентиной. Белоруссия есть, но лишь в гомеопатических дозах — 10 тонн.

Ответ на этот немой вопрос стоит искать в таможенной статистике самой Белоруссии. Ей пришлось импортировать с начала этого года 8,5 тысячи тонн сала. Из них 3,7 тысячи — из России, а остальные 4,8 тысячи тонн — из того самого Евросоюза, от которого сейчас Александр Лукашенко отворачивается. И стреляет, таким образом, сам себе в ногу. Потому что российское-то сало за этот год заметно для него подорожало — уже почти по 1,5 доллара за кило вместо 1,25 еще в прошлом году. А европейское мало того, что дешевле — около 1,2 долларов за килограмм, так еще и дорожает куда меньше.

А Украины, на которую тоже, может быть, можно было бы фольклорно в этом отношении понадеяться, в списке поставщиков сала у Минска нет. И если уж и говорить что-то о национальной катастрофе, так это только глядя на украинскую таможенную статистику по салу. Экспорт: 45 тонн. Импорт: 42,7 тысячи (!) тонны. Половина — из Польши, но 2,5 тысячи тонн пришлось брать в России.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter