Трипофобы боятся скопления отверстий
Трипофобы боятся скопления отверстий


Пуговицы и число Зверя


— Когда вижу где-то это число (имеется ввиду 666. — Прим. авт.), начинаю читать молитву, — говорит нижегородка Оксана Дементьева. — В детстве бабушка говорила, что оно от нечистого. Обязательно произойдёт что-то плохое, если машина с таким номером переедет дорогу или если увижу его по телевизору. Когда произносила его раньше, плохо себя чувствовала потом.


Данный страх носит сложное называние «гексакосиойгексеконтагексафобия». Длинное слово, не так ли? Кстати, оно может показаться страшным некоторым читателям, поскольку существует такая фобия — боязнь длинных слов. Она, кстати, называется не проще — гиппопотомонстросесквипедалиофобия.


— Я стараюсь не писать огромные слова, потому что знаю, что обязательно ошибусь, — говорит нижегородка Людмила Смирнова. — Не знаю, почему, но это наводит на меня панику. Может даже давление подскочить.


По словам нижегородского психолога Николая Пашкова, люди часто реагируют на столкновение со своим страхом физически: учащается сердцебиение, поднимается давление, кружится голова. Всё это человек может принять за негативное воздействие на себя объекта фобии.


— Это не единственный страх, — продолжает Людмила. — Ещё один — пуговицы. У меня от них такое мерзкое ощущение, как будто жуки под кожей бегают. Одежда у меня вся без пуговиц, само собой. Если их много у кого-то в одном месте, например, на сумке нашиты, я отворачиваюсь, стараюсь не видеть.


Дырки и пупки


Боязнь пуговиц довольно редко встречается среди людей, но название ей всё же есть — кумпунофобия. Кстати, не только скопление пуговиц способно пугать, но и скопление отверстий. Название этому страху — трипофобия.


— Просто посмотрите на эти дырки, они отвратительны до мурашек! — восклицает нижегородка Наталья Годунова. — Самое мерзкое, когда дырки находятся на теле человека, на растении. Пчелиные соты ужасны, губки некоторые, которые продают в хозяйственном. Помню, однажды увидела по телевизору передачу про трипофобию и стала трипофобом. То есть пока я не увидела тех ужасных изображений, всё было хорошо.


— Я не могу видеть пупки — меня всего трясти начинает, — признаётся нижегородец Александр Солнышков. — Мне пришлось перенести операцию на пупке, и с тех пор мне кажется, что пупок должен развязаться, раскрыться, когда я на него смотрю, и органы выпадут наружу, ничего не могу с собой поделать. Не трогаю никогда. Ещё боюсь вспотеть и простудиться, часто об этом думаю. Если вдруг взмок на улице от бега, например, меня прямо-таки паника охватывает.


Такая фобия (боязнь пупков) тоже существует, и называется омфалофобия.


Не все страхи, кстати, можно называть фобиями. Фобия — это навязчивый страх, его гипертрофированная форма. Все страхи, по мнению, Николая Пашкова, уходят корнями в прошлое человека.


Страшный кетчуп


— Возьмём, к примеру, боязнь длинных слов. Возможно, Людмила ещё в детстве не смогла прочитать какое-то длинное слово, и над ней посмеялись. И теперь, когда она видит длинные слова, то автоматически вспоминает сильный стыд. В случае с числом 666, скорее всего, всё дело в запугивании. В данном случае со стороны родственника, но это могло быть любое авторитетное лицо: сектанты, священники, СМИ. В моей практике был случай, когда человек заселялся в отель, и его разместили в комнате под номером 13. Мужчина устроил настоящий скандал: поднял на уши весь персонал, буянил и чуть ли не драться кидался, чтобы ему срочно дали другой номер.


По словам психолога, в последнее время в городе утвердилась новая массовая фобия — страх перед едой.


— У меня недавно был клиент, который боялся кетчупа. Он считал, что это какая-то неимоверная зараза, вредная неприятная, грозит заболеваниями. Другой персонаж читал состав на любой пище, даже на бутылке с водой. Людей настолько напугали ГМО, что они боятся заболеть раком или другой ужасной болезнью, что-то употребив в пищу. Такие люди никогда не едят в кафе, потому что уверены, что им что-то подмешают в еду.


Также на приём к Николаю Пашкову приходили люди, которые боялись таблеток и запахов. Одни считали, что лекарства способны изменить их психику и они потеряют себя как личность, другие были уверены, что любой неприятный запах говорит об опасности.


— Есть люди, которые везде видят знаки: бумажка, которая валяется возле подъезда, что-то для них значит, рисунок на доме что-то значит. Эти знаки люди стараются обходить, меняют привычные маршруты. Была у меня одна женщина, которую чуть не уволили с работы за регулярные опоздания. Она верила в знаки и придумала множество обрядов, которые ей необходимо было выполнить, прежде чем пойти на работу. Она заваривала чай ровно три минуты, выходила из подъезда с правой ноги и так далее; а если что-то делала не так, то возвращалась обратно и повторяла всё сначала, вплоть до того, что смывала макияж и наносила заново.


Не стать заложником фобии


Если со страхами не бороться, утверждает психолог, существует два пути их развития: человек либо адаптируется (находит способ избегать своих страхов), либо становится заложником фобии.


— Бывает, что люди не приходят на терапию лично, а общаются со мной только по скайпу, поскольку боятся выходить из дома. Они заказывают еду на дом, а в самых запущенных случаях даже по нужде ходят в комнате — до туалета дойти им страшно.


Психолог уверен, что со страхами необходимо бороться, и здесь не поможет самовнушение:


— Нельзя просто заставить себя или своего близкого взглянуть страху в лицо, мол, боишься числа 666, так давай пойдём писать его на заборе! Здесь поможет только терапия: нужно потихоньку разматывать ситуацию, возвращаться к корню проблемы — только так её получится искоренить.


От рождения человеку присущи только три страха: высоты, темноты и диких животных — это дано нам природой для выживания. А всё остальное — приобретено с опытом, и психолог поможет понять, что это был за опыт.


В следующей статье психологи расскажут, как бороться с конкретными видами фобий.