По данным, приведенным адвокатом Ольги, в 2016 году
администрация Нижнего Новгорода выделила ООО «Зоозащита НН» более 6 млн рублей, в 2017-м — более 14,5 млн  
По данным, приведенным адвокатом Ольги, в 2016 году администрация Нижнего Новгорода выделила ООО «Зоозащита НН» более 6 млн рублей, в 2017-м — более 14,5 млн 


Шла, никого не трогала, и тут…


Ольга рассказывает, что произошло:


— Восьмого августа прошлого года я шла по проспекту Кораблестроителей в Сормове, никого не трогала, а на меня бросилась бродячая собака и укусила в ногу. Среди бела дня, на глазах у людей. Я видела, что собака приставала к выходящей из магазина семье с маленьким ребенком. Они ее отогнали, видимо, а тут я ей «под руку» попалась, она всю злость на мне и выместила — укусила в ногу. У меня шок! Кричу, чтоб собаку убрали, а эти люди, отогнавшие, говорят: «Собака с желтой биркой, бродячая». Все прохожие лишь стоят и смотрят. Загнала эта тварь меня в магазин, лаяла с такой злостью. Ну а дальше пришлось отправляться в травмпункт.


Прививайся и все тут


Ольга категорически не хотела прививаться от бешенства, опасаясь последствий воздействия вакцины. Начала звонить и писать всем, кому только можно в этой ситуации (собака-то бродячая, но с биркой — значит, стерилизованная и привитая): в «Зоозащиту-НН», которая занимается отловом и содержанием бродячих собак, в городской департамент благоустройства, областной минздрав и Роспотребнадзор. Спрашивала: могут ли гарантировать безопасность ее жизни?


— Никто не дал гарантии, — рассказывает нижегородка. — И ветеринары, и минздрав с Роспотребнадзором сказали: прививайтесь. Дело в том, что действие прививки всего 10 месяцев. Когда бродячих собак ловят, их один раз вакцинируют от бешенства. А если укусила бродяжка, то пострадавшему нужно делать прививки обязательно. Даже если собаку поймали, ее держат 10 дней и только после этого срока могут сказать, больна она или нет. Так что первые три укола вы все равно получите. Курс моей вынужденной вакцинации продлился 90 дней. Плюс вкатили прививку от столбняка, которая у меня вызвала воспалительный процесс.


Жизнь Оли превратилась в восстановление после прививок, приведение в порядок нервной системы после укуса и хождение по инстанциям. Все закончилось судом.


Встать, суд идет!


Из решения Сормовского районного суда
Из решения Сормовского районного суда


Ольга основательно подготовилась к судебному процессу и, собрав всю доказательную базу, найдя свидетелей, в мае этого года подала иск к администрации Нижнего Новгорода:


— Кроме всех медицинских документов, писем с разъяснениями, нашла свидетелей. Без них мне бы трудно было доказать свою невиновность и то, что собака была биркованная, хотя косвенно факт обращения за вакцинацией от бешенства и говорит об этом. Думаю, если бы я пошла к невропатологу по месту жительства, чтобы снять последствия стресса, мне бы оплатили стоимость лекарств.


При этом, как выяснилось в ходе судебного разбирательства, за отлов отвечает «Зоозащита-НН», которую в качестве подрядчика наняла городская администрация, за клинический осмотр и вакцинацию — ветеринары.


Однако администрация (ответчик) и «Зоозащита-НН» (подрядчик) открещивались от своей ответственности. Но суд принял решение в пользу истицы.


Ольгин иск удовлетворили частично: присудили 7000 рублей морального ущерба плюс почтовые расходы (447 рублей 72 копейки). Апелляционный суд — 184 рубля на затраты при покупке лекарства. Иск на возмещение расходов на услуги адвоката тоже удовлетворен.


Прецедент создан: за бездомных собак есть ответственные


Да, деньги небольшие, но для Ольги важно другое: создать прецедент.


— Собака биркованная, а значит, за последствия должен отвечать тот, кто эту бирку ей прицепил. В данном случае — городская администрация, у которой заключен контракт с «Зоозащитой-НН». Меня не защитили от этого агрессивного бродячего животного, не отловили его и мне не гарантировали безопасность жизни и здоровья. В апелляционном определении Нижегородского областного суда есть хорошее объяснение: « ...сам факт нападения безнадзорной собаки на истицу с причинением ей телесных повреждений и факт последующей необходимости прохождения ей вакцинирования от столбняка и бешенства, вызванной невозможностью получения от органов государственной власти и местного самоуправления достоверной информации о состоянии животного, при том, что собака имела желтую идентификационную бирку в ухе, свидетельствующую об ее отлове и возвращении в место прежнего обитания, однозначно свидетельствуют о недостаточности принимаемых администрацией г. Нижнего Новгорода мер в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия населения и обеспечения безопасной среды обитания, возложенных на нее нормами вышеприведенного законодательства».


— Еще раз повторю, что мне важно было обратить внимание на проблему, — акцентирует собеседница, — чтобы люди не думали, что за безнадзорных биркованных собак никто не несет ответственности, чтобы власть обратила внимание на проблему. Если народ будет ходить в суды по бродячим собакам, то администрация поневоле начнет шевелиться.


 Из решения Сормовского районного суда

«Довод представителя ответчиков об отсутствии денежных средств в бюджете на содержание отловленных животных и создание для них приютов, не свидетельствуют о том, что органом местного самоуправления приняты все необходимые меры. Источниками финансирования данных расходов являются не только субвенции из средств бюджета Нижегородской области, но и средства бюджета г. Н. Новгорода (п. 2.3. Контракта).»

«Ссылка представителя администрации города Нижнего Новгорода  на муниципальный контракт на выполнение работ по отлову и содержанию безнадзорных животных в городе Нижнем Новгороде в 2016 году от 29.06.2016 года, заключенный администрацией Нижнего Новгорода с ООО «Зоозащита НН», как основание для возложения обязанности  за причиненный вред на подрядную организацию несостоятельна, поскольку данный контракт определяет правоотношения между сторонами данного контракта...»