Улицы, усыпанные летучими мышами, для Ростова в порядке вещей
Улицы, усыпанные летучими мышами, для Ростова в порядке вещей

Сидишь ты такой ночью в «травме» и думаешь: хорошо, что в психушку не отправили. Потому что ну как еще можно отреагировать на человека, который сует врачу в лицо палец с двумя крохотными царапинами, говоря, что его покусала летучая мышь и ему нужна вакцина. Мы в Екатеринбурге, на минуточку — обычный человек тут летучих мышей видит разве что в кино, когда очередной фильм про Бэтмена выходит.


Она улетела. И не обещала вернуться


Но вообще вся история произошла за два дня до этого в Ростове-на-Дону, где я был в командировке. Там летучие мыши кучами на улицах иногда валяются, и местные СМИ пишут об этом новости. Вспоминать об этом смешно и стыдно, потому что взрослый мужик, добровольно берущий в руки некислый такой шанс на бешенство, — это реально смешно и стыдно. Так или иначе, прошлой весной в центре Ростова по просьбе двух участливых тётенек я взял в руки летучую мышь. Они за нее переживали, дескать, на тротуаре ее кто-нибудь раздавит, поэтому надо ее перебросить на газон. Мышь ожидаемо цапнула меня за палец и улетела, тетеньки тоже ушли. Я остался один на один с новым уникальным опытом.


Я промыл ранку перекисью и… открыл гугл. Если вас покусала, к примеру, бродячая собака или еще какая-нибудь уличная дичь, погуглите «бешенство симптомы лечение смерть». После 5–6 ссылок вам захочется сдаться во все травмпункты города сразу и обколоться антирабической вакциной с ног до головы. Но есть нюанс: российская медицина запрещает употреблять алкоголь на протяжении всего курса вакцинации и в течение еще 6 месяцев после его завершения. Итого 9 месяцев, но в зависимости от травмпункта и, видимо, антиалкогольного рвения врача этот срок может вырасти до года.


Взвесив все за и против (основным аргументом стали, допустим, такие подробности, как неизбежная при заражении смерть от тотального паралича, перед которой ты 10 дней страдаешь от водо- и светобоязни), я решил, что Бахус годик переживет без моей компании. С учетом того, что разные источники называют летучих мышей вторым или третьим по массовости переносчиком бешенства, это было хорошей сделкой и справедливым наказанием за легкомыслие.


Строго говоря, лечения от бешенства нет. Определить его в инкубационный период невозможно, а когда проявляются первые симптомы, любое медицинское вмешательство резко становится бесполезным. Но есть та самая антирабическая вакцина, которая довольно быстро создает иммунитет к вирусу. Ставят ее в травмпунктах сразу же, без всяких анализов. Просто нет никаких настолько серьезных противопоказаний, чтобы отказываться от вакцинации. Но улыбчивый чернявый доктор в ростовской «травме» отправил меня восвояси. Он сказал так: «Ой, вам нужно ставить вакцину в стационаре, чтобы, не дай бог, опасной реакции не случилось, это на три дня, а вам завтра улетать. Сделайте уж всё в Екатеринбурге».


Александр Николаевич / YouTube.com


Хождение по «травмам»


Не надо думать, что я безалаберно потащил потенциальную заразу через полстраны на Урал: у меня было в запасе еще примерно 10 дней, чтобы безопасно начать вакцинацию. Едва командир самолета сказал: «В Екатеринбурге хорошая погода, -5 по Цельсию, спасибо, что были с нами», я поспешил в ближайшую «травму». Там под впечатлением от такого шикарного пассажира, конечно, все дышать перестали. Судя по всему, зомби-апокалипсис не ввел бы их в такой ступор, как человек, которому надо поставить антирабическую вакцину. Потом начали искать препарат, решать, как рассчитать дозу, как его ставить, собрали целый консилиум и в итоге после антистолбнячной прививки послали меня туда же, куда и улыбчивый ростовский врач, — в стационар, в инфекционное отделение областной поликлиники.


Если ты пришел в инфекционку ногами, ты обречен вечно сидеть в тамбуре-«отстойнике» — больничные колоссы дальше него не пустят тебя ни на шаг. На все попытки объяснить, в чем дело, тебе то ли отвечают, то ли лают: «Вас вызовут». Лучше, чтобы тебя туда привезли на скорой, ну и плюс с чем-то очень острым. Чтобы проникнуть в отделение и рассказать, что случилось, пришлось применить сложную схему звонка в кабинет, от которого я находился в двух шагах. Уже был прилично вечер, злая усталая медсестра после моего рассказа нашла в себе силы только на то, чтобы обругать своих коллег, которые меня к ней послали, и отправить меня в очередную «травму».


Там я романтично встретил ночь в компании пары алкашей с разбитыми головами и очередной порции ссылок на материалы про бешенство. На этот раз уже не было хитрых подколок про летучих мышей, растерянности и прочего. Мне быстро поставили вакцину, объяснили, с какой периодичностью надо приходить на следующие прививки. Объяснили про алкоголь и прочие противопоказания, дали специальную брошюру и бланк, в котором надо было отмечать все уколы. Сказали, что можно заходить вне очереди, даже если приемник будет набит битком. Я почувствовал себя важным персонажем любого фильма про бактериологическое оружие.


Сегодня в России курс вакцинации от бешенства занимает три месяца, в течение которых пациенту ставят в плечо шесть прививок препарата «Кокав», содержащего ослабленные культуры вируса. Описание алгоритма заражения бешенством — как остросюжетный триллер. Вирус, идеально шифрующийся от иммунитета, попадает в кровь и устремляется к мозгу, попутно разрушая нервную систему. Наперегонки с ним работает вакцина, стараясь доказать иммунитету, что это его лютейший враг. Не менее увлекательно осознавать, что, возможно, это происходит прямо сейчас в твоем собственном организме. И это всё на фоне месяцев вынужденной трезвости.


Легкий способ начать разбираться в чае


Не сказать чтобы у меня с алкоголем были какие-то особо страстные отношения. Но даже для в меру выпивающего россиянина 9 месяцев трезвости — это Испытание. С большой буквы. У меня это было еще и с отягчающими в виде надвигающегося лета, которое год назад в Екатеринбурге было жарким. Со всех сторон знакомые, которые были в курсе ситуации, кидали мне ссылки на материалы, где убедительно доказывалось, что отказ от алкоголя во время антирабической вакцинации — это гнусная циничная выдумка советских врачей, которые под шумок выполняли задачи антиалкогольной кампании. Жару поддавала и статистика по смертям от бешенства в России на уровне погрешности. Я вздыхал, шел в интернет почитать что-нибудь про ужасы неизбежной смерти, если не сработает вакцина, и жил дальше странной жизнью трезвенника и социального отшельника. Я изучил весь ассортимент чая в кафе, в которые меня тащили друзья и коллеги, вожделеющие после жаркого дня вечером в пятницу сделать первый глоток пива. Мне кажется, я в какой-то момент мог по запаху отличить цейлонский чай от индийского или, например, «Липтон» от «Ристона».


Кроме очевидного нежелания умирать на ровном месте от паралича, во внутренних спорах с самим собой хорошо работали два аргумента. Первый: «Ну чо, ты не мужик, что ли? Ты алкоголик, что ли?» Второй: «Зато представь, как ты развяжешься». В особо тяжелые моменты я мысленно составлял себе меню напитков на День завершения неожиданной завязки. Ну и плюс приятные мелочи вроде того, что ты всюду можешь ездить за рулем и просыпаться по выходным рано утром без топора в голове.


Вопреки тому, что сторонники ЗОЖ постоянно твердят о пользе отказа от алкоголя, я себя в эти 9 месяцев не стал чувствовать как-то ощутимо лучше. Жизнь тоже сильно ярче не стала. Из нее просто выпала какая-то традиционная для нее часть, которую худо-бедно на время удалось заменить разными альтернативами. Я знаю человека, которого покусала бродячая собака и который нарушил запрет врачей на употребление алкоголя в тот же вечер, когда ему поставили первую порцию препарата «Кокав». И выжил. Я ему не завидую, но и не порицаю. Может, алкоголь действительно не обнуляет действие вакцины, а может, собака была здорова. В любом случае лично я не хотел испытывать собственную судьбу таким образом.


Развязался я в итоге в Нижнем Новгороде, куда меня привела очередная командировка. Не за горами был Новый год, Нижний был уже уютно украшен гирляндами и прочими праздничными прибамбасами, я был в компании лучших друзей, которые пару лет назад уехали на Волгу с Урала, и в силу этого мы с ними виделись крайне редко. Очень скоро от вынужденной трезвости остались только воспоминания. Не хорошие и не плохие. Просто как память о том, что не надо трогать никого, если он об этом не просит.

Согласны с автором?

Авторизируйтесь, чтобы проголосоватьОпрос завершенВы успешно проголосовали! Результаты будут опубликованы по завершении опроса.
  • Да
  • Нет
К сожалению, ваш браузер сильно устарел и не поддерживает технологию голосования