Все новости
Все новости

Пиши «по собственному»: почему выросла безработица в Нижегородской области и кто лишился работы

Цифры пугающие. Очень

Без работы остались более 62 тысяч нижегородцев

Без работы остались более 62 тысяч нижегородцев

Поделиться

Накануне мы опубликовали довольно тревожную новость о том, что за время пандемии в Нижегородской области сильно повысилась безработица — об этом отчитался Росстат. Речь о весьма серьёзных цифрах: количество людей, сидящих без работы, возросло в регионе только за последние четыре месяца в несколько раз. Отойдя от шока, мы попытались разобраться, что вообще происходит с безработицей в регионе в целом и чего нам ждать дальше.

Рост в геометрической прогрессии

Итоговые цифры актуальные на конец июля 2020 года впечатляют (особенно если сравнивать их с аналогичным периодом 2019-го). Эти 62,3 тысячи человек — и это только те, кто обратился в службы занятости, и нужно учитывать, что сейчас в регионе есть также немало людей, которые ищут работу самостоятельно, не прибегая к помощи специалистов. В официальную статистику они не входят, а потому сложно сказать, сколько в действительности в регионе безработных.

Поделиться

Для пущей наглядности можно также посмотреть хронологию событий. Так, по данным Нижегородстата, в январе–феврале этого года безработица ещё была в пределах нормы. Однако уже в апреле, когда был введён режим самоизоляции, эта цифра выросла почти в три раза. Далее число оставшихся без работы нижегородцев только росло.

Отдельно нужно отметить, что к концу июля рост числа обратившихся в службу занятости начал снижаться. Сейчас, по данным Нижегородстата, 85% вставших на учёт нижегородцев получают пособия.

Поделиться

Цифры, наводящие на нехорошие мысли

Ранее мы писали о том, что в середине апреля, по данным службы занятости, 181 предприятие Нижегородской области отчиталось о планируемых увольнениях сотрудников. Тогда была названа цифра всего в 2400 человек, однако на деле она оказалась значительно больше. Приблизительно в 20 раз.

Достаточно интересная деталь: за последнее полугодие по причине фактического сокращения (например, из-за уменьшения штата) было уволено меньше тысячи человек. А зато «по собственному желанию» с работы ушли почти 33 тысячи нижегородцев. Разумеется, определённый процент от этой цифры — люди, которые действительно решили сменить сферу деятельности в этот непростой период.

Однако, глядя на эту цифру, есть реальные основания полагать, что такой выход сотрудникам зачастую предлагали работодатели, пользуясь их правовой неграмотностью. Ведь в случае ухода с работы по соглашению сторон (а не «по собственному желанию» — не путайте эти формулировки) и последующего постановления сотрудника на учёт в службу занятости, работодатель обязан выплатить ему компенсацию.

Вот, например, что рассказал нам бывший сотрудник одной довольно крупной нижегородской фирмы, работающей в сфере IT (кстати, не без господряда). В апреле его «попросили» уйти с работы из-за уменьшившихся оборотов, только непосредственно сокращением это назвать так и не решились:

— Я так понимаю, изначально наши боссы особого значения не придавали «короне», люди нервничали, но всем было по большому счёту пофигу. Когда начался режим самоизоляции, через две недели нам вдвое срезали оклад — у клиентов была паника, никто не знал, что делать, упали продажи. Сначала урезали финансирование, а когда сотрудники начали роптать — заваливать дополнительным функционалом. Говорили: «Если хотите зарабатывать, идите в соседний отдел и помогайте там». Всех, кто не хотел в разгар коронавируса работать из офиса, просто сразу «попросили», с остальными затянулось до конца апреля. В итоге начальство решило, что загрузки нет и надо сократить по половине сотрудников из нескольких отделов. На 20 мая было уволено 30 человек, это почти 10% компании. С тех пор в месяц уходят от 10 до 20 сотрудников (это не считая всяких стажёров, которые просто не проходят испытательный срок). Мне предлагали уйти по собственному желанию, но я настоял на увольнении по соглашению сторон, компенсацию пусть небольшую, но выплатили, — рассказывает нижегородец, пожелавший остаться анонимным.

Поделиться

Кто на работе больше не нужен

Нижегородстат также подвёл статистику по количеству уволенных сотрудников в различных сферах. Так, к примеру, наибольшее количество человек лишилось работы в сфере оптовой торговли (которая почему-то также совмещена с работой автосервисов) — из неё ушли более 7 тысяч человек. На втором месте оказались различные обрабатывающие производства (дерево-, металлообработка и прочие), в этой сфере без работы остались почти 6 тысяч нижегородцев.. Серьёзные кадровые убытки понесла розничная торговля, откуда ушли почти 5 тысяч человек.

Большой отток людей наблюдается также в сферах образования и здравоохранения. Однако здесь есть основания полагать, что многие специалисты оставили свои рабочие места с началом пандемии, опасаясь за своё здоровье и безопасность близких. Нужно отметить, что в этих специальностях почти одинаковые кадровые потери — по 4 тысячи человек. Кроме этого, довольно большое число уволенных в сфере логистики (1969 человек), пищевого производства (1023 человека), сельского хозяйства (998 человек), производства транспортных средств (984 человека).

Отдельной строчкой можно вынести сферу государственных услуг и социального обеспечения, откуда ушло 1798 человек. Причём на неё приходится треть всех уволенных по сокращению — 293 сотрудника. Получается, что нижегородское правительство, которое призывало предпринимателей не сокращать персонал и даже поставило это условием получения финансовой помощи, само не последовало своим рекомендациям.

Поделиться

Львиную долю в армии безработных, по мнению доктора экономически наук Руслана Вакуленко, составляют работники малых предприятий. И причина здесь не только в пандемии коронавируса.

— Дело в том, что малый бизнес теряет свои позиции и оказался самым незащищенным в период самоизоляции. Чуть что — они просто не выдерживают и закрываются. Соответственно, закрываются рабочие места, и эти люди оказываются на улице и пополняют колонны безработных, — пояснил он NN.RU. — Раньше в Нижегородской области каждый год формировалось где-то три тысячи новых фирм. И примерно столько же закрывалось. В последние годы организованных вновь было меньше, а закрывающихся в два раза больше. А пандемия вымела все остатки. Это дало существенный прирост безработных. Меры поддержки для малого бизнеса у нас недостаточны. Если мы сравним с мировой экономикой в целом, то меры поддержки в других странах значительно выше.

Жизнь налаживается?

По данным портала hh.ru, в последний летний месяц рынок труда в области начал восстанавливаться по всем фронтам, хотя по количеству предложений о работе пока ниже уровня прошлого года. Количество предложений о работе увеличилось на 12% по сравнению с нынешним июлем, но не выросло в сравнении с тем же месяцем прошлого года. Претендентов на вакансии прибавилось на 2%, а от данных прошлого года — на 17%.

Больше всего в августе вырос спрос на специалистов в сферах «Спорт, фитнес, красота» (сразу +64%), «Наука, образование» (тут тоже внушительный рост и +51%), «Туризм, гостиницы, рестораны» (+44%), «Безопасность» (+37%) и «Искусство, развлечение, массмедиа» (+27%). Видимо, сказался переход Нижегородской области ко второму этапу самоизоляции, начало учебного года в очной форме и постепенное открытие фитнес-клубов и салонов красоты. Но самыми востребованными работниками в Нижегородской области стали специалисты по продажам, рабочие, профессионалы в сфере IT и люди без опыта.

— Таким образом, мы вернулись к докризисной картине по топ-5 самых востребованных среди работодателей специалистов. А вот профобласть «Медицина и фармацевтика», которая была одной из самых востребованных в предыдущие месяцы, ушла на 10-е место, — рассказала руководитель пресс-службы hh.ru по Поволжью Анна Зубкова.

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ4
  • ПЕЧАЛЬ8
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter