Главный архитектор Нижегородской области Сергей Попов. Фото: со страницы в социальной сети
Главный архитектор Нижегородской области Сергей Попов. Фото: со страницы в социальной сети

Во-первых, Сергея Попова не устроило, что на заседании присутствовали не все члены комиссии. «Из 25 членов комиссии присутствовало 15. Из пяти рабочих групп только три представили отчетный материал, результат работы двух других (если она была) отсутствуют в заключении», — написал Попов.


Однако, если это стало таким важным для принятия решения фактором, почему совещание состоялось? И никто не встал и не заявил, что решение комиссии будет нелигитимно?  На заседании действительно, в основном, присутствовали эксперты, которые не считают допустимым перенос конструкций. Почему не пришли остальные и каково их мнение – осталось за кадром.


— Про тех кто не пришёл - это как про шкуру неубитого медведя, — написала в обсуждении статьи на NN.RU участница группы «Открытая Стрелка» Вера Просвирнина. - Ну, пусть спрашивают, пусть подписывают или не подписывают, пусть спорят, отстаивают свою точку зрения. А они просто молчат.


Смутили Сергея Попова и выводы технической группы. Они показались ему неоднозначными. Как специалист он имеет на такое сомнение полное право.


 Далее цитируем:


«Почему я проголосовал против такого решения:


1. Комиссия присутствовала в усеченном виде. Собственно, присутствовали только активные сторонники «неприкосновенности». Не все группы представили отчеты.


2. Данное решение переводит все телодвижения по ремонту и приспособлению конструкций для полноценного использования в режим реставрации, что на порядок увеличивает стоимость работ (другие цены и технологии) и делает неопределенными сроки исполнения. Данные работы могут рассчитывать только на бюджетное финансирование, которое мне представляется весьма проблематичным в обозримой перспективе. То есть – данное решение можно в шутку характеризовать как «залюбили до смерти».


3. В режиме реставрации нет технической возможности (ну, если конечно не вывешивать пакгаузы) выполнить подвальный этаж, в котором можно было бы разместить вспомогательные помещения (туалеты, гардеробы, офисы и хранилище музея, инженерные помещения), чтобы не засорять ими экспозиционное пространство, созданное самими конструкциями.


4. Нет определенности в возможности увеличения нагрузок, что неминуемо произойдет при приспособлении под музей, например. Усиление конструкций (а оно понадобится) в режиме реставрации проблематично выполнить скрытым образом. Исторический вид конструкций может быть искажен.


Как я уже неоднократно говорил, нами еще в 2014 году, до момента определения принадлежности конструкций к Всероссийской выставке, было принято решение о сохранении и использовании конструкций для строительства музея нижегородской техники. Ни о каком уничтожении речи никогда не шло. 


Речь всегда идет о быстром и сравнительно с реставрацией недорогом технологичном варианте, предусматривающем демонтаж, ремонт и усиление в заводских условиях, возведение необходимого нулевого цикла и сборка конструкций, да хоть на том же месте или на территории Стрелки (есть и такие варианты) или на Ярмарке. Вариантов может быть много.


Ярмарка предлагалась из соображений, как создания там ансамбля с Главным ярмарочным домом, так и в силу того, что функция понятна, есть заинтересованный инвестор, можно приступить к строительству с использованием конструкций в ближайшее время».


Заявление главного архитектора можно рассматривать по-разному.


Он как чиновник, конечно, должен настаивать на более дешевом варианте решения проблемы. И никто его не осудит за это.


Он заинтересован в том, чтобы в область пришел инвестор,  и не пришлось бы тратить бюджетные деньги.


Он как специалист вправе требовать дополнительных данных о состоянии конструкций.


Что он думает как творческий человек, как архитектор – остается пока неясным. Сергея Попова не смогли убедить исследования о ценности конструкций и необходимости их сохранения именно в том месте, где они обнаружены.


— Почему эти конструкции нужно сохранить именно здесь, я объясню, - сказала на совещании директор ГЦСИ «Арсенал» Анна Гор. – Европейская тенденция сохранения памятников — и ее поддерживает ЮНЕСКО — такова: сейчас считается правильным сохранять вновь обретенные памятники исторического наследия в той среде, в тех ландшафтах, где они были обнаружены.


Решение экспертной комиссии носит рекомендательный характер.