Все новости
Все новости

Что делать, если вы купили подделку, и как защитить свои права на фото в соцсетях. Рассказывает нижегородский юрист

В наше время на интеллектуальной собственности стали наживаться

Сергей Чекмарёв занимается авторским правом много лет

Поделиться

С нарушением авторских прав мы сталкиваемся ежедневно, когда совершаем покупки, посещаем кафе, где звучит музыка, скачиваем фильмы и не только. Интеллектуальная собственность окружает нас, и закон защищает ее. Правообладатели даже могут злоупотреблять своими правами и наживаться. Ведь и за фотографию, размещенную в социальной сети без разрешения автора, в теории можно отсудить до пяти миллионов рублей. О «черных» юристах, контрафакте и не только рассказал руководитель «Центра правовой помощи» Сергей Чекмарёв.

Схожие до степени смешения

— Однажды я купила тушь для ресниц, которая выглядела как прежде знакомая мне тушь: форма, цвет, размер — всё совпадало. Но внутри она оказалась другой. Такой товар можно вернуть?

— Есть такое понятие: схожий до степени смешения. Когда два товара различаются незначительным нюансом, например, здесь — овал, а там — круг. Это тоже нарушение авторских прав, при котором потребителя ввели в заблуждение и продали ему не то качество, которое он ожидал. Я уж не говорю о том, что, с точки зрения норм СанПиН, этот товар может быть вреден.

В этом случае потребитель имеет полное право вернуть покупку и получить деньги назад. Если же продавец не удовлетворил просьбу в досудебном порядке, предусмотрена неустойка: 1–3% от стоимости товара в день. То же самое касается и услуг.

Найдете отличия?

Найдете отличия?

Поделиться

— А ответственность понесет изготовитель или продавец?

— Отвечает всегда тот, кто последним продал контрафактный товар. Потому что, если человек занимается предпринимательской деятельностью, он должен убедиться, что продает не контрафакт. Но он может подать иск к своему поставщику.

— Что касается ресторанов «Макдоналдс» и пришедшим на замену «Вкусно — и точка», можно ли считать их схожими до степени смешения? Пиарщики «Вкусно — и точка» делают жирный акцент на том, что продукция имеет «тот же вкус» и вообще аналогичная.

— Да, мы воспринимаем эти рестораны как аналогичные. Но, если разбираться, окажется, что ингредиенты в блюдах не совсем те. Да, похоже, но, извините, есть форма хлеба. Она во всём мире одинаковая. Бургеры выпускаются всеми, и как таковая форма бургера — она не запатентована «Макдоналдсом».

То, что кафе находится на том же самом месте и это тоже общепит, это не противозаконно. Посмотрите, у них даже к логотипу не придраться: многими он воспринимается как буква «М», но опросите тысячу человек и поймете, что далеко не всеми.

«Черные» юристы

— Я знаю о случае, когда на одно крошечное ИП подали в суд с требованием выплатить 130 тысяч рублей корейской фирме за то, что это ИП продало детскую раскраску с неким конкретным изображением. Раскраска стоила 50 рублей. Это вообще законно?

— Закон есть закон — он суров и иногда, быть может, несправедлив. И, кстати, гипотетически, если говорить о правосознательности, увидев контрафактный товар на прилавке, мы должны об этом сообщить. Что у нас в России воспринимается как стукачество.

Случай, о котором вы говорите, далеко не редкость. Через суд прошло огромное количество подобных историй. Нарушители должны выплатить не только штраф государству, но и компенсацию правообладателю, а это от 10 тысяч рублей до 5 миллионов. Сколько именно взыщут в каждом конкретном случае, зависит от многих факторов. Чаще всего предприниматели выплачивают большие деньги.

Только однажды на моей практике был случай, когда суд назначил минимальную компенсацию. Нижегородская предпринимательница купила у поставщика две контрафактных игрушки и продала их по сто рублей. Покупатель оказался представителем правообладателя и предъявил ей иск за каждую игрушку по 50 тысяч рублей.

Поделиться

С нашей стороны в суде были такие доводы, что, во-первых, подобное произошло в первый раз, во-вторых, стоимость проданной игрушки и заявленный размер компенсации просто несоразмерны. Все-таки компенсация должна быть справедливой — это не карательная функция. И в итоге предпринимательница заплатила всего по пять тысяч за каждую игрушку.

— Такое поведение юристов может быть способом заработать?

— В части случаев — да. Есть «черные» риелторы, а есть «черные» юристы. Они обращаются к правообладателю и предлагают отсудить для него, скажем, сто тысяч рублей. Сам правообладатель даже делать ничего не должен — надо только договор подписать. Вот у юриста есть доверенность, он пообещал правообладателю сто тысяч, а отсудил в итоге двести. Разницу забирает себе, и всё законно.

Такое сейчас часто происходит с фотографиями. Допустим, начинающий писатель публикует книгу, денег на иллюстратора у него нет, и он просто находит изображение в интернете. Затем к делу подключается юрист, который хочет нажиться. У него есть программа, которая автоматически сверяет изображения в Сети, выискивает самую раннюю и последующие публикации. И вот юрист выходит на этого бедолагу-писателя, который думал, что всё так легко и просто, и судится с ним. Тут, конечно, как повезет: можно и 300 тысяч отсудить в свою пользу, а можно ничего не добиться.

Виновата не соцсеть, виноват человек

— Выходит, что, если чья-то фотография попала в социальную сеть и ее кто-то использовал, за снимок можно отсудить денег? А если это, скажем, фотография не лучшего качества?

— Не важно, смазанная она или нет, если кто-то этим фото воспользовался, значит оно востребовано, и гипотетически здесь можно отсудить те же деньги, что я называл ранее: от 10 тысяч рублей до 5 миллионов. Правда, просить ты можешь сколько угодно, а по факту можешь не получить ничего. На это влияет настроение судьи, я бы так сказал.

— И на кого подавать в суд, если твою фотографию растащили городские паблики и каналы? На соцсеть?

— Соцсети не являются ответственными за размещение той или иной информации. Они должны контролировать экстремистский контент, например, но на всё остальное они не имеют права влиять. Если ваше фото запостил какой-то паблик или канал, а контакты администратора не указаны, можно обратиться в прокуратуру или полицию: администрация соцсети не имеет права не раскрыть перед ними информацию. Ответственность за распространение фотографий, роликов, фильмов всегда несет конкретный человек.

И реальность сейчас такова, что доходит до абсурда. Человек нарисует какую-нибудь ерунду, разместит ее где-то в средствах массовой информации и говорит, что изображение использовали незаконно, хотя сам его и подсунул. С 2008 года, когда изменилось законодательство, на интеллектуальной собственности стало можно зарабатывать, и люди быстро поняли. Таковы современные тенденции.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter