Происшествия Самосожжение Ирины Славиной «Цензура — это против моих правил». Какой мы запомним Ирину Славину

«Цензура — это против моих правил». Какой мы запомним Ирину Славину

NN.RU — о погибшей журналистке

Не имея возможности пройти за оцепление, нижегородцы устроили импровизированный мемориал около здания МВД

Жуткая новость облетела Нижний Новгород в считаные минуты. Прямо около здания нижегородского главка МВД скончалась журналистка, главный редактор издания KozaPress Ирина Славина. Она была очень жизнерадостным и жизнелюбивым человеком. Что могло ее толкнуть на такой отчаянный шаг?

Ирине Славиной (Мурахтаевой) было 47 лет. По образованию она филолог, и несколько лет работала учителем русского языка и литературы. В 2003 году Ирина пришла в журналистику, и сразу — в главную газету региона «Нижегородскую правду». Давление цензуры, которое усиливалось с годами, не устраивало журналистку с либеральными взглядами. Она говорила, что увольнение ее было предрешено — не сейчас, так потом.

Через семь лет стажа в правительственной газете это все-таки произошло. Свобода сжималась, как шагреневая кожа. Сначала не напечатали несколько материалов, потом попросили сократить активность в соцсетях. Ирину возмущало, что журналисты вынуждены работать по указке учредителя (регионального правительства), что противоречит закону. Одно из заданий сверху, в которых описывалось, как надо преподносить события, она опубликовала на форуме NN.RU. Разразился скандал, наказание не заставило себя ждать, и ее уволили. Это стало одним из поводов задуматься о собственном независимом СМИ.

В 2015 году она объявила о создании портала KozaPress, где учредителями станут рядовые нижегородцы. Они же, кстати, и придумали название. На ее призыв откликнулись десятки людей. Только за неделю они собрали 50 тысяч рублей, которых хватило, чтобы оформить СМИ и приступить к работе. Славина стала его единственным сотрудником — и главным редактором, и журналистом. С тех пор издание постоянно испытывало финансовые трудности. В прошлом году Ирина Славина даже заявила, что в ближайшее время продаст KozaPress или закроет.

— Изначально политика в отношении «джинсы» (заказных материалов. — Прим. ред.) была жесткая: в «Козе» ее не было, нет и не будет, пока я у руля. Никакой, что называется, «заказухи». Все коммерческие материалы выходят строго с пометкой, как того требует закон. Это сразу отворачивает рекламодателя. Все хотят манипулировать общественным мнением. Это лишает меня дохода. На донаты не прожить, — рассказала Ирина NN.RU. — Накопив пожертвования, с апреля я впервые выписала себе зарплату — минимальную. Еще смогу месяца три выписывать. Но дело даже не в этом. Проект надо развивать. Нужен еще хотя бы один журналист, потому что СМИ — это команда. Но я отдаю себе отчет в том, что, соглашаясь на инвестиции, я вынуждена буду принять другие правила игры, согласившись на цензуру. Это против моих правил. Сегодня я завишу только от читателей, и это честно. Так и должно быть. Нужна им «Коза» — мы выплывем. Нет — проект умрет, и туда ему и дорога.

И читатели в очередной раз подтвердили, что KozaPress нужна им, поддержали, и портал смог продолжить работу.

Ирина Славина, известная в Нижнем Новгороде своими оппозиционными взглядами, неоднократно попадала в поле зрения полиции и Центра противодействия экстремизму (ЦПЭ).

В июне нынешнего года ее обвинили в распространении фейковых новостей о коронавирусе. Правоохранительным органам не понравилась заметка «Первый случай заражения коронавирусом выявлен в Кстове», опубликованная 24 марта. В ней сообщалось, что в Кстове заразился один из руководителей Академии самбо. Эта информация не подтвердилась. Ирина отрицала свою вину, утверждая, что не замышляла распространять заведомо ложные сведения, а доверилась источнику, который ее раньше не подводил. Тем не менее суд оштрафовал ее на 65 тысяч рублей.

В октябре прошлого года ЦЭП возбудил против Ирины Славиной дело за пост в Facebook по поводу мемориальной доски на доме в Шахунье, посвященной Сталину.

— После того, как в нижегородской Шахунье на доме повесили морду Сталина, предлагается переименовать населенный пункт в Ша***ню, — написала журналистка.

Ей вменили распространении информации, которая оскорбляет человеческое достоинство, общественную нравственность и выражает явное неуважение к обществу. Суд оштрафовал Ирину на 70 тысяч рублей.

В марте прошлого года журналистку задержали за прогулку по большой Покровской с портретом Бориса Немцова в руках. Ее обвинили в организации незаконного шествия, и Ирина провела в камере отделения полиции № 5 несколько часов. Суд оштрафовал Славину на 20 тысяч рублей. Кстати, один из свидетелей обвинения даже не узнал журналистку в зале суда.

Вчера в квартире, где жила Ирина с мужем и дочерью, прошел обыск. Ей не позволили связаться с адвокатом, мужу не разрешили сообщить дочери, что он не сможет встретить ее на вокзале с поезда, не дали даже погулять с собакой. Хотя, с ее слов, вели себя правоохранители довольно корректно.

— Спасибо, что разрешили мужу принять лекарство, потому что он пережил тяжелейший инсульт и принимает препараты пожизненно. К счастью, никаких силовых приемов к нам не применяли, иначе неизвестно, во что бы это вылилось для здоровья мужа, — рассказала она корреспонденту NN.RU. — Самой пострадавшей оказалась моя мама. У нее завтра юбилей — 70 лет, и она не очень довольна тем «подарком», который мы ей устроили.

Ирина оставила в Facebook предсмертную запись: «В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию». Первым ее прокомментировал, еще не зная, о чем идет речь, бывший начальник Центра Э Алексей Трифонов.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Форумы
ТОП 5
Мнение
«Мы тоже люди»: сотрудница пункта выдачи — о штрафах за отзывы, неадекватных клиентах и рейтингах
Анонимное мнение
Мнение
«Орут, пристают и чуть ли за руку не хватают»: журналист — о громком скандале Грефа с бомбилами
Александра Бруня
Корреспондент
Мнение
«Рекомендую запастись средствами от диареи». Нижегородец рассказал, чем Абхазия встречает туристов в начале сезона
Алексей Петров
Внештатный корреспондент
Мнение
Угрюмые люди, недоступные девушки и плохие авто: 27-летний китаец честно рассказал о впечатлениях от России
Джексон
предприниматель из Гонконга
Мнение
«Им без разницы, откуда прыгать»: ветеринар — о выпадении кошек из окон и стоимости их лечения
Алена Ситникова
Ветеринарный фельдшер
Рекомендуем
Знакомства
Объявления