25 октября понедельник
СЕЙЧАС +1°С

«Как мусор»: нижегородке отдали мертвого сына в картонной коробке, обмотанной скотчем

Женщина говорит, что столкнулась с цинизмом и обманом со стороны медиков

Поделиться

Мать пытается добиться справедливого наказания для врачей

Мать пытается добиться справедливого наказания для врачей

Поделиться

Нижегородке отдали мертвого сына в картонной коробке, обмотанной скотчем

Трагедия произошла в городе Павлово Нижегородской области. Шестимесячный сын местной жительницы Любови Т. умер 6 июля из-за отсутствия реанимобиля. Об этом женщина рассказала корреспонденту NN.RU Алёне Дорофеевой.

Хронология событий


Днем 5 июля у Любови и ее сына Богдана всё было хорошо. Женщина рассказывает, что малыш играл и вставал в ходунки. Первые симптомы недомогания — температура и слабость, у мальчика появились утром 6 июля.

— В пять утра он проснулся. В это время я обычно меняю ему подгузник. Он поел. Затем его стошнило. Немного переборщили с едой. У него такое бывает. Я умыла сына, дала ему водички и он уснул опять. В восемь–девять утра я почувствовала, что у ребенка поднялась температура до 37,1 градуса. Через 15 минут выросла до 37,7. Я вызвала детского педиатра. У сына к тому моменту не было сил, он лежал, был плохенький... Врач померила ему температуру. У него была 38. По ее указанию я дала ему "Нурофен" и вызвала скорую. Скорая ехала 45 минут. Очень долго. Я уже вызвала такси, но карета реанимации подъехала вместе с заказанной машиной, — передает хронологию событий женщина.

Состояние ребенка, по словам матери, по прибытию в детскую больницу было удовлетворительным, а мальчик находился в сознании, но был обезвожен, поэтому ему поставили сразу несколько капельниц. Спустя считаные часы, по словам Любови, состояние ребенка ухудшилось и его направили в реанимацию.

— Нас доставили в «Айболит» — детскую больницу. Врач там сказала, что ребенок обезвоженный, нужно госпитализироваться. Сын капризничал. Открывал глазки. С ним было всё нормально. Затем его начали колоть какими-то препаратами. Вставлять в него иголки. У него был катетер в голове, в руке. Весь был исколотый. Очень долго кололи. Около часа, наверное. Примерно в 2 часа дня ко мне подошла медик и сказала, что у моего сына подозрение на менингит. Нас повезли на улицу Восьмого марта во взрослую ЦРБ. Там Богдана у меня забрали. Положили в палату реанимации. Я пошла за ним. Примерно в семь вечера он пописал после капельницы, и врачи начали говорить мне, что он поправляется. Я подумала, что сейчас он проснется, а значит, надо будет его покормить и из палаты сбегала в магазин за смесями, — делится мать.

Уже на этом этапе, по словам женщины, она попросила врачей отвезти ее с сыном в Нижний Новгород. Однако медики не спешили выполнять ее просьбу.

— Врач, которой я это сказала, просто посмотрела на меня, отвернулась и молча ушла. Позднее мне всё же ответили, что нас с Богданом отвезут в город, но не сейчас. От врачей я узнала, что в ЦРБ ему диагноз не поставят, потому что они «не по детям». В десять часов вечера появился инфекционист из Нижнего Новгорода. Приехал он с учеником. Посмотрел моего сына, задал несколько вопросов и ушел. Больше я его не видела, — говорит Людмила.

Ближе к ночи мать посетил врач. По ее словам, медик сказал, что транспортировать ее ребенка в больницу Нижнего Новгорода не смогут из-за отсутствия реанимационного автомобиля.

— В одиннадцать ночи ко мне подошла врач и сказала: «Машину мы не нашли. Ее не будет. Вас никто сегодня не повезет. Ждите до завтра. Но он у вас вроде поправляется. С ним всё нормально». Ну раз нормально, то мы дождемся. Я легла с ребенком рядышком спать. Причем перед сном, вечером я с ним еще говорила, он отвлекался, тянул ручки, ножки, издавал звуки. Сама я его не могла отвезти. К сыну подключили трубочку с кислородом. Нужно было ехать с ней, — рассказывает женщина.

Мать малыша сообщила в разговоре с корреспондентом, что утром в день трагедии ее ребенок начал испытывать проблемы с дыханием, а врачи просто не знали, как себя вести и как его спасать.

— Утром я умылась, подошла к Богдану и поняла, что он перестает дышать. Было так: глубокий вздох и опять не дышит... Пришли врачи, скопились вокруг него и не понимают, что делать. С половины восьмого до часа дня я стояла в коридоре и ждала, когда уже нас отвезут в Нижний. В час ко мне подошла врач. Ничего не сказала. Просто молчала и смотрела на меня. По взгляду я поняла, что что-то случилось. Я у нее спросила: «Он погиб»? Она так же стояла, смотрела на меня и молчала... У меня началась истерика. Я побежала к нему. А он уже лежал на коечке. Запеленованный. И всё уже, — говорит о последних часах жизни Богдана Любовь.

Несостыковки в деталях


Женщина рассказывает, что местом смерти Богдана медики указали детскую больницу, хотя ребенок скончался в ЦРБ. Также она утверждает, что врачи пытаются убедить ее, что Богдан был в коме, несмотря на то, что при ней он шевелился, реагировал, издавал звуки, открывал глаза.

— Ребенок в коме не был. Даже когда ему делали снимок легких, он капризничал. Также один врач пыталась мне доказать, что меня не было в реанимации с моим сыном, — говорит Любовь.

В полицию, по словам матери мальчика, медики о смерти ее сына не сообщили, хотя должны были, а правоохранители узнали об инциденте только в понедельник от нее самой.

— Полиция узнала от меня о случившемся только в понедельник, когда я пришла писать заявление. 12-го числа я вернулась в больницу. Они мне там начали говорить, что им хочется. Я пошла в полицию писать заявление. Когда у меня его брали, полицейский, которому я его относила, сказал, что просто не понимает, почему они не сообщили о смерти, когда обязаны были это сделать.

Картонная коробка, обмотанная скотчем


Рассказывая о том, как ей передали тело сына, Любовь упоминает следующую деталь: тело мальчика вернулось к матери в картонной коробке, перемотанной скотчем.

— Богдана привезли к детской больнице. Достали из багажника обычной легковушки картонную коробку, перевязанную скотчем. Я сказала мужчине, который передал мне ребенка, что его нужно одеть. Попросила дать место, хоть какую-то лавочку, чтобы это сделать. Как я повезу моего ребенка в коробке неодетого? Нужно же надеть на него вещи, положить в гробик. Мне начали говорить, что детей тут не одевают. Мне пришлось ругаться с этим мужчиной. Я докапывалась, подняла вопрос адреса. Почему они написали, что сын умер в другом месте. Только тогда мне дали комнату, где я смогла его одеть. Тело сына отдали, как мусор. Сейчас всё, что я хочу — наказать этих врачей, чтобы в будущем не страдали другие дети, — говорит Любовь.

На запрос корреспондента NN.RU дали ответ в региональном Минздраве.

— Региональный Минздрав инициировал служебную проверку по факту гибели шестимесячного младенца в Павлово. По данным, полученным от руководства Павловской ЦРБ, известно, что ребенок был доставлен в Павловскую ЦРБ 6 июля в крайне тяжелом состоянии. В этот же день ему были проведены неотложные реанимационные мероприятия, состояние стабилизировано, транспортировка в Нижний представляла угрозу для жизни и здоровья, поэтому служба санавиации оперативно доставила в Павлово специалистов НОДКБ. Медицинские специалисты провели комплекс мероприятий и сделали всё возможное для спасения жизни ребенка. По предварительным данным, ребенок до этого момента болел более двух недель, родители за медицинской помощью не обращались. Резкое ухудшение наступило 28–29 июня. Первое обращение к педиатру зафиксировано лишь 6 июля, ребенок был экстренно госпитализирован. В ходе проверки будет выяснено, в том числе, как проходила беременность, роды, наблюдение за новорожденным. Были ли врожденные заболевания, которые могли стать причиной резкого ухудшения состояния ребенка, — сообщают представители ведомства.

Любовь попросила корреспондента NN.RU показать ей ответ министерства. Информация из него, по словам женщины, не правдива.

— Ребенок был полностью здоров. У меня даже есть фото у сестры с 3 июля. Они фотографировались, всё было хорошо, — сообщила женщина.

На данный момент возбуждено уголовное дело по факту гибели Богдана. Об этом сообщили в СКР по Нижегородской области. Ведется расследование. Мы продолжим следить за развитием ситуации.

Напомним, ранее NN.RU писал, что три ребенка пострадали в ДТП в Воротынском районе. Утром там столкнулись две легковушки марок Ford и ВАЗ. В результате аварии один человек погиб, еще шестеро пострадали.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ8
  • ПЕЧАЛЬ16

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Нижнем Новгороде? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...