Все новости
Все новости

Глазами ученика. Каким человеком был нижегородский маньяк-кукольник Анатолий Москвин до принудительного лечения

Бывший студент поделился воспоминаниями о профессоре-некрополисте

Бывший ученик считает, что Москвин не был невменяем

Поделиться

Дело нижегородца Анатолия Москвина прогремело на всю Россию осенью 2011 года. Профессор-лингвист несколько лет выкапывал из могил и приносил к себе домой трупы девушек. Из останков он делал ростовые фигуры. Корреспондент NN.RU пообщался с бывшим студентом «кукольника», чтобы выяснить, что на самом деле заставило мужчину собрать у себя дома жуткую коллекцию человеческих останков.

Илья Д. посещал жилище профессора в Ленинском районе в начале нулевых. Москвин тогда зарабатывал репетиторством, часто ездил по деревням и искал фольклорные истории.

— Он самый обычный совковый дядечка. Скромный. Жил с родителями в хрущевке. Мать, отец — радиофизики. Я ходил к нему как к репетитору, когда учился на первом курсе. Это было в 2006 году примерно. Он помогал мне с латынью и старославянским. Тогда он в вузе уже не преподавал. Много занимался изучением местного фольклора. Мотался по деревням. Собирал истории. Может, это на него как-то повлияло. Пообщался с деревенскими и «набрался ума». Квартира у него была совершенно обычная. Профессор жил в отдельной комнате. Обстановка была скромная, советская. Знаете, эти пожелтевшие обои, прочее. Ничего странного, — делится воспоминаниями Илья.

Москвин, по словам бывшего ученика, был вполне нормальным человеком. Илья до сих пор не верит в то, что профессор болен, и считает, что ему могли поставить неверный диагноз.

— Я полагаю, что у него нет таких проблем с психикой, какие ему приписывают. По человеку же видно сразу, что он болен. По мимике, по жестам, по манере речи. Это был самый нормальный, психически вменяемый человек, — говорит нижегородец.

Ученик Москвина считает, что «увлечение» профессора связано отнюдь не с болезнью. Дело тут, по мнению Ильи, в том, что мужчина начал изучать различные практики, связанные с мертвыми языками, в том числе некромантию и магические ритуалы. Да и какие-то необычные ростовые куклы, со слов молодого человека, уже во время их занятий были у лингвиста дома.

— Тут другое дело. Он серьезно увлекался черной магией. Практиковал. Эти «колдовские» куклы ему, как я понял, нужны были для ритуалов. Он не любил об этом рассказывать. То, что он собирал себе семью из кукол — неправильно истолкованные слова. Он создавал ее не в нашем понятии: папа, мама, дети. Он создавал «магическую» семью. В понимании ритуалов, которыми он был увлечен, эти куклы находятся в своеобразном двоемирии. Они как бы наполовину живые. Я даже не могу понять, что это за ритуалы. Но эти куклы имитировали людей в разных позах. Он не многим со мной делился. Как это делается и зачем, я не знал. Да и он говорил, что мне лучше ничего не знать. Куклы, когда я был у него дома, были на диванах, на тумбочках в живых позах: сидели, лежали. Они были сделаны, как мне показалось, из каких-то тряпок, поношенной одежды, надетой в множество слоев. Очень такая правдоподобная имитация. Я не знал, что под ними трупы, как говорят. Когда я посещал Москвина, думал, что это просто ростовые куклы. Не было от них никаких запахов. Да и мне тогда было всё равно. Ну увлекался он чем-то, — делится Илья.

Рассказывая о личной жизни и психологических характеристиках Москвина, бывший ученик отмечает, что профессор придерживался здорового образа жизни, знал множество языков и был очень талантливым лингвистом.

— В нем не было никакой тайны. Ничего он не скрывал. Не пил, не курил. Вел совершенно здоровый образ жизни. Он со школьных лет увлекался мертвыми языками. В старших классах выучил кельтский. Знал примерно сорок языков. Английским владел в совершенстве. Немецкий сам выучил. Очень углубленный в лингвистику человек. Но жизнь у него была очень серая. Не было в нем маргинальности, экстравагантности. Очень простой человек с очень простыми родителями.

Ранее в региональном Следственном комитете сообщали, что Анатолий Москвин страдал параноидальной формой шизофрении и был отправлен на принудительное лечение. От рук «кукольника» пострадали могилы на кладбищах «Новое Стригинское», «Красная Этна» и «Ново-Сормовское». Нижегородец раскапывал захоронения малолетних девочек и девушек разного возраста, извлекал тела из могил и изготавливал из них мумии. Чтобы куклы хранились, Москвин использовал специальный состав из соли и соды, в который помещал трупы. «Обработка» тел происходила в тайниках около кладбищ.

В нижегородском Минздраве нам рассказали, что профессор до сих пор жив. Но где и на каких условиях он проходит лечение, сообщить не смогли, сославшись на закрытость системы судебной психиатрии.

Напомним, ранее NN.RU писал о задержании Анатолия Москвина и о назначении ему судом принудительного лечения.

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ10
  • ГНЕВ2
  • ПЕЧАЛЬ5
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter