Все новости
Все новости

Забытый Нижний. Высокий полет Бориса Панина

Немало летчиков родилось на нижегородской земле

Поделиться

Советские летчики внесли большой вклад в победу в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. Отрадно, что немалая часть из них, удостоенных высоких воинских наград, родилась на нижегородской земле.

В канун 70-летнего юбилея Победы нижегородский писатель, публицист Михаил Чижов провел собственное исследование и опубликовал в «Новой газете» серию статей, посвященных нижегородским воинам – героям Великой Отечественной войны, имена которых носят городские улицы. В одной из статей нижегородец рассказал о летчике-бомбардировщике Борисе Владимировиче Панине.

Улица Бориса Панина находится в Советском районе. На пересечении с улицей Ванеева установлен памятник великому нижегородскому летчику. О его личности, характере, заслугах и трагической гибели, о той эпохе и великой, страшной войне Михаил Чижов поговорил с корреспондентом NN.RU.

Грохот ушедшей войны

«Я родился в 1946 году и хорошо помню жизнь после войны, - говорит писатель. – Каждый раз, когда наступало 22 июня, у меня бежали мурашки по телу. Я живо представлял себе страдания, горе, которое пережили советские люди. Ведь они только начали устраивать жизнь: коллективизация закончилась, работали заводы и фабрики, не стало голода – и вдруг война».

Многие родственники Михаила Чижова связали свою жизнь с армией. Его отец участвовал в войне с Финляндией и был комиссован: отморозил ноги, лежал в Ленинградском госпитале. Двоюродные братья Чижова-младшего тоже выбрали военное поприще.

«Мальчишкой я рос на Гребешке. С другой стороны оврага, там, где сейчас находится спуск к метромосту, располагалась зенитная батарея, охранявшая Окский мост от немецких бомбардировщиков, - рассказывает Михаил Чижов. – После войны весь Гребешок был усыпан снарядами от 37 мм зенитной пушки 61-к. В 1950-е мы собирали их и сдавали в металлолом. К сожалению, тогда мы и не думали оставить их на память. На смену войне пришел мир, что отстраивали заново, немного забыв о сохранении раритетов прошлого».

Поделиться

В доме Чижовых часто останавливались родные: фронтовики, курсанты военных училищ. Поднявшись в гору от Ромодановского вокзала, они находили приют в гостеприимной семье. Эти суровые люди – достойный пример ему, мальчишке, как нужно жить, как служить своей Родине.

Горьковчане на крыльях

Михаил Чижов считает, что отметить 70-летие великой Победы поступком – его гражданский долг. «У меня была мысль: надо что-то сделать, что-то сказать – от сердца, от души. Я могу писать и люблю рыться в архивах, - объясняет нижегородец. – И решил, что расскажу о молодых героях, земляках, именами которых названы наши улицы. Первым стал пехотинец, младший лейтенант Георгий Масляков. Вторым – летчик-бомбардировщик, младший лейтенант Борис Панин. После них я написал о штурмовике сержанте Якове Ляхове, летчике-истребителе, майоре Викторе Чугунове, политруке Николае Фильченкове, фронтовом разведчике Иване Попове».

Особое внимание, которое нижегородский писатель уделил военным летчикам, не случайно. В 1933 году здесь, в Горьком (Нижний Новгород был переименован в 1932 году), был создан один из первых в Советском Союзе аэроклубов имени начальника ВВС СССР Петра Баранова (он погиб в авиакатастрофе). Из 870 летчиков, получивших звание Героя СССР, 22 человек прошли первичную подготовку в Горьком. Аэродром клуба располагался в районе площади Жукова. Также летные площадки были обустроены в Сормовском и Автозаводском районах.

На улице Костина, 2, где в настоящее время располагается областное министерство экологии и природных ресурсов, находился авиационный техникум. В монументальном серо-зеленом здании воспитывали «учлетов», которые стали верными защитниками своей страны в годы Великой Отечественной войны..

Поделиться

Все рассчитал

«Борис Панин родился в 1920 году. Учился в средней общеобразовательной школе № 4, что на улице Большой Печерской. Сейчас в ней кадетская школа десантников, которую городская власть хочет перенести в Заречную часть, что явно не будет благом ни для курсантов, ни для опытных педагогов, - рассказывает Михаил Чижов. – Молодой человек мечтал о небе. В девятом классе он оставил школу - устроился на завод Фрунзе слесарем и одновременно поступил в аэроклуб. После работы, поднявшись метров пятьсот в горку, обучался летному делу. На аэродроме молодые люди, не ведая страха, поднимали в небо самолеты У-2 (потом их назвали ПО-2, как в фильме «Небесный тихоход»)».

До войны призыв в армию осуществлялся с 20 лет, чтобы будущий новобранец успел повзрослеть, почувствовать свою мужскую силу. По мнению Михаила Чижова, Панин ушел из школы, потому что все рассчитал. Когда его призвали в армию, молодой человек уже имел свидетельство пилота. Его путь был предопределен. Горьковчанина отправили учиться в знаменитую летную школу в Энгельсе Саратовской области. Из трех тысяч человек, что прошли в ней обучение в военные годы, 190 выпускников стали Героями СССР. Борис Панин стал бомбардировщиком – смелым, но расчетливым, как большинство военных летчиков. В сентябре 1942 года он уже был на фронте. Горьковчанина отправляли на самые ответственные задания в жарких, тяжелых боях на Калининском и Волховском, Северо-Западном и Воронежском фронте.

«Там, на Воронежском фронте, наш 22-летний земляк стал командиром звена 82-го гвардейского бомбардировочного полка 1-ой гвардейской авиадивизии второй воздушной армии, - добавляет писатель. – В полку он, жизнерадостный и открытый, был общим любимцем. «Самый смелый», как говорилось в наградном листе на звание Героя СССР».

Под свинцовым огнем

Во время наступательной операции бомбардировщики и штурмовики наносят удары по наземным целям. Их, в свою очередь, прикрывают истребители, которые обладают большей маневренностью и оружием, которого достаточно, чтобы дать отпор противнику. Как узнал Михаил Чижов, Борис Панин придумал, что можно увеличить бомбовую нагрузку бомбардировщика Пе-2 во время пикирующего полета, и доказал это в испытательном полете. Расчет, позволяющий взять бомбовый груз в одну тонну вместо 600 кг. затем с успехом использовали другие летчики.

Поделиться

«До 1943 года организация в авиации «хромала». В начале сентября три военачальника направили верховному главнокомандующему Иосифу Сталину докладную записку: истребители плохо прикрывают штурмовиков и бомбардировщиков, - рассказывает нижегородский писатель. - Тогда руководитель страны издал соответствующий приказ. В документе, в частности, говорилось о том, что если летчик струсил, не принял воздушный бой, он подвергается суду и отправляется в пехоту, в штрафбат. Суровая мера – спору нет, но такая была обстановка. Иначе жестокого врага не победить».

Вместе с тем, по мнению Михаила Чижова, летчики у начальства всегда были в чести. Доказательство тому – длинные наградные списки. «Поднять самолет, идти на бреющем полете, пикировать на цель, не промахнуться – только на это сколько нужно было мужества, умения и сноровки! – восклицает писатель. – А они выполняли задания под непрекращающимся свинцовым огнем…».

Один против одиннадцати

Из архивных документов Михаил Чижов узнал о заслугах горьковчанина в 57 боевых вылетах. Из них 25 были одиночными разведывательными, которые выполнялись по указанию командования фронта. Они были особенно опасными, поскольку осуществлялись без какого-либо прикрытия.

«8 мая 1943 года Борису Панину поручили сфотографировать Харьковский аэродром, - рассказывает писатель. – Ещё при подлете к цели его Пе-2 атаковали одиннадцать раз на высоте 5700 метров. Советского летчика преследовали семь вражеских истребителей, однако, искусно маневрируя, Борис Панин не давал «Мессерам» зайти на него сзади. Одновременно он сам пытался атаковать, и одна из атак оказалась успешной. Панин сделал вид, что уходит – немцы отстали. Тогда он вернулся назад и выполнил задание». 17 июля, во время воздушного боя на Курской дуге, горьковчанин противостоял четырем немецким истребителям и в итоге подбил один из них, хотя назначение бомбардировщиков совсем иное. А всего за время службы он сбил три вражеских самолета и два подбил.

Воевать Борису Панину пришлось лишь год. Он и его экипаж погибли 4 августа 1943 года при освобождении Белгорода. «Начало 1943 было удачным под Сталинградом и провальным в Донбассе и на Харьковщине. Сначала освобождали, а потом через месяц сдавали некоторые районы Донбасса, Харьков, Белгород... Этот период войны мало освещен, а наши войска там здорово потрепали. Зато к Курской битве подготовились отлично, сделав правильные выводы, - считает Михаил Чижов. – Во время бомбардировки в районе Белгорода Бориса Панина, видимо, недостаточно хорошо прикрыли… Погиб в 23 года. Совсем мальчишка! Герой».

Отважного летчика похоронили в братской могиле в Белгородской области. Гвардии младшему лейтенанту Борису Владимировичу Панину присвоили звание Героя Советского Союза посмертно.

Сильнее, чем слова

Михаил Чижов, считает второй причиной, по которой он решил написать про героев-горьковчан, стала случайная встреча в метро. Студент ННГУ, с которым он сидел рядом, не смог назвать ни одного из орденов, напечатанных в газете.

«Чтобы люди не забывали о подвигах народа, нужно о них постоянно напоминать, рассказывать, - объясняет писатель. – Чтобы в честь горожанина назвали улицу, он должен быть, действительно, большим человеком… Чем дальше от войны, тем труднее понять тех парней, которые отдавали за Родину жизнь, не задумываясь ни минуты. Это нужно пережить – хотя бы как-то, приближенно. Те, кто жили в СССР и до войны и после, знали, что Россия – великая страна и у неё великое будущее, но всегда есть враги. Руководство страны представляло, какая в ближайшие годы предстоит мясорубка, и заботились о том, как защитить Отечество: строили аэроклубы, аэродромы, воспитывали молодых людей. Нечто подобное нужно и современной России».

По мнению нижегородца, идеология социализма, заложенная в советские годы, была одной из самых привлекательных в истории. Благодаря справедливому жизненному укладу, дисциплине и молчаливому примеру родителей, близких и появились такие ребята, как Борис Панин. «Государство, руководство страны не ошиблось, когда воспитывало этих молодых парней в духе патриотизма, преданности Родине. Иначе нам было не победить, не выдержать, - добавляет Чижов. - Я думаю, и сейчас сердцевина нашего народа целая, не гнилая. Ведь эти летчики, герои – происхождения самого простого, рабоче-крестьянского. Среди них почти не было «профессорских сынков, но дети Сталина, Фрунзе, Микояна были».

По словам Михаила Чижова, ему легко представить и понять геройскую судьбу Бориса Панина, потому что и он рос в такой среде – в семье, где старшие были связаны с военной стезей, где в доме часто бывали фронтовики. «Я помогал им умываться – лил воду на руки, на спину. Видел их израненные лица, глубокие шрамы, оставленные осколками на груди, спине, ногах… Эти впечатления сильнее, чем слова, чем лекции и школьные учебники».

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter